18:50 

Братская любовь — 24. День двадцать пятый: Таёдзэ

Yueda
Название: Братская любовь
Автор: Yueda, бета: Lutaya и Daysie
Жанры: Слэш (яой), PWP, POV
Предупреждения: Изнасилование, принуждение к сексу, сомнительное согласие, инцест, твинцест, групповой секс, кинк, секс с использованием посторонних предметов
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Кто-то касается моей щеки, от чего по телу разливается сладость. Чертовски приятно. Тянусь за рукой, ластюсь к ней, а нежные пальцы играют, дразнят. Хочется облизать их. Облизываю, обхватываю губами и слышу довольный смешок. Мной довольны...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


24. День двадцать пятый: Таёдзэ


Провожаю Тэнохира взглядом и опускаюсь в кресло.

Давненько я здесь не появлялся. Уже неделю, наверное. Работа съедает почти всё время. Конец года, как-никак, много чего нужно доделать, привести в порядок, утрясти, уладить, договориться, написать дурацкие отчёты для дотошного старшего братца ещё и с приближающимся приёмом заморочки. Но самая труба — это Ягура.

Наши ребята следят за ним, глаз, можно сказать, не сводят, пытаясь хоть в чём-нибудь уличить. Но всё напрасно. Он ходит на службу, руководит церковью, общается с прихожанами, даже в «Сэйтэн» почти месяц как не появляется — в общем, образцовый отец-настоятель. Мы также проверили всех служителей церкви, перетрясли всё, что могли — чисто. Никакого намёка на заговор или месть дому моделей. Ходили к Раймэю, просили разрешение на применение жёстких мер, но тот отказал. Заявил: следите и наблюдайте.

А что тут наблюдать? Его допрашивать нужно. Каких-то два часа под пытками — и выдаст всё как миленький. Ведь очевидно, что эта «святость» неспроста. Ягура что-то замышляет. И «что» именно, нужно выяснить до торжества, которое состоится через пять дней. А то припрётся в банкетный зал со взрывчаткой.

Ну нет, пожалуй, со взрывчаткой не припрётся. Засечём. Но с чем-нибудь обязательно придёт. Вопрос весь: с чем?

Хару вчера высказал идею, что, раз слежка ничего не даёт, на подсадных уток он не клюёт, в доме «Сэйтэн» не появляется, хотя приглашение принял, придётся ловить его за руку на свой страх и риск непосредственно на самом приёме. Стопроцентная реакция у Ягуры была бы на Огаву, но самого пацана вмешивать нельзя. Во-первых, он ещё не поправился, а во-вторых, сам может не выдержать и натворить дел. Всё-таки младший Ягура его знатно покалечил. Но старший-то Огаву никогда не видел, так что ему можно подсунуть любую модель, которую он не знает, выдав её за Огаву. Осталось найти надёжного мальчика...

Так. Стоп.

Я же решил не думать об этом. Хотя бы полчаса не думать о всей этой ерунде.

Трясу головой, отгоняя надоевшие мысли. И очень вовремя. Из-за двери выходят Тэнохира с Огавой.

Мы уже давно договорились с мальчиком, что по условному сигналу он покидает палату, чтобы малыш Китори не стеснялся. Ну а Тэнохира немного помогает.

— Здравствуйте, господин Сора, — говорит Огава.

— Привет, как поживаешь?

— Хорошо. Вот сам уже могу ходить, без посторонней помощи, — косится он на Тэнохира, который упорен в своей заботе.

— Это и впрямь хорошо, — киваю я. — Как там Китори?

— Тоже хорошо. По-прежнему рисует наброски к манге. Кстати, именно сейчас он их на постели раскладывает.

Улыбаюсь. Неужели мне наконец-то удастся их посмотреть?

— Ещё что-нибудь было?

— Позавчера Китори, как и всегда, рисовал, а потом взял и порвал один рисунок на мелкие кусочки. С ним это иногда бывает. И, когда он пошёл в ванну, я вытащил обрывки из корзины, потом собрал и склеил. Подумал, что вам будет любопытно взглянуть, — шепчет в нерешительности Огава.

— Мне очень любопытно, — предчувствуя нечто интересное, ласково говорю я.

Огава протягивает потрёпанный лист, склеенный из мелких кусочков, а я беру его в руки, и улыбка сама ползёт по губам.

Всё-таки сколько бы малыш ни сопротивлялся, сколько бы ни отрицал в себе это тёмное желание, от него никуда не денешься. Вылезает наружу, как и у его братика — у котёнка Ханаки. Да, пусть не так явно, не так откровенно, но всё же на рисунке один близнец с обнажённым торсом и чуть спущенными штанами повалил явно на кровать второго близнеца и, целуя обнажённую грудь, расстёгивает ему ширинку. И нарисовано-то как красиво, чувственно, романтично. Китори готов встретиться с братиком, со своим раскрепощённым, милым братиком, чтобы тот помог скинуть ему опостылевшие оковы приличия и моральных норм. Давно уже пора.

Но сперва тигрёнок встретится со мной.

— Спасибо, Огава, за такой приятный сюрприз. Отдыхай.

Аккуратно свернув листок и спрятав в карман, захожу в палату и тихо прикрываю дверь, но Китори уже всполошился. Пытается собрать впопыхах рисунки и зыркает на меня. Сколько уже времени прошло, а он по-прежнему дикий зверёныш. И это мне в нём нравится.

— Привет, Китори. Как себя чувствуешь? — быстро подхожу к нему. — Ты наконец решил показать мне свои рисунки?

— Ничего я не решил! — выкрикивает он.

Но я с лёгкостью выхватываю пачку листов и вкладываю в опустевшую руку подарки: очередной альбом для рисования и коробку с клубничным дайфуку. А сам принимаюсь разглядывать рисунки.

Нет, откровенной эротики здесь, конечно, нет. Даже намёков. Разве что совсем слабые. Но, что бродит у него в голове, я уже видел. Сейчас же, разглядывая работы, отчётливо понимаю, что из этого действительно может получиться что-то стоящее. Особенно, если братья начнут работать вместе.

А собственно, почему нет? Малыш Ханаки уже давно загорелся идеей и вовсю рисует. Осталось переубедить нашего упрямца, и дуэт братьев будет восстановлен. Ведь они мечтали нарисовать мангу? Мечтали. Но им мешали обстоятельства. Теперь есть все шансы.

Говорю об этом Китори. Говорю и понимаю, что получается топорно. Не умею хвалить. Это Хару может соловьём заливаться, а я нет. В итоге мальчишка изумлённо таращится, а потом скептически усмехается.

— Хватит издеваться, и без этих шуточек тошно.

Все его иголки совершенно понятны, но как же хочется, чтобы он убрал их, чтобы перестал воспринимать всё враждебно, ведь тигрята бывают и ласковыми. И мне ведь правда хочется помочь ему, порадовать чем-то.

Присаживаюсь на постель, рассказывая удачно вспомнившийся случай с Коэкином, смотрю в эти нереально зелёные глаза, на серьёзное недоверчивое лицо, разглядываю напряжённое, дышащее юной силой тело, и понимаю, что начинаю заводиться. Понимаю, что сейчас не сдержусь, завалю его и испорчу к чертям всю беседу.

Но мне плевать.

Я хочу его. Я чертовски его хочу. Дикого, упрямого и такого соблазнительного, что просто крышу сносит.

— Доктор Хого сказал, что ты идёшь на поправку, — шепчу и опрокидываю Китори на постель.

Он отворачивается, зажимается, а я стягиваю с него юката, глажу обнажённую грудь, касаюсь пальцами сосочков, щекочу и вижу, как он возбуждается. Малыш возбуждается.

— Соскучился, тигрёнок? Я тоже.

Почти мурлычу и целую дрожащие жилки на тонкой шее, гладкие плечи, дорожкой поцелуев спускаюсь ниже, нахожу губами сосок, обхватываю, дразню языком. Одной рукой придавливаю его здоровую руку, второй же нащупываю сквозь бельё твердеющий член и начинаю ласкать. Малыш стонет. Тихо и безумно сладко.

Да, он соскучился.

— Ублюдок... Тварь... — упрямо шепчет Китори.

А я усмехаюсь противоречию в словах и действиях и стягиваю с малыша бельё, любуюсь стыдливым румянцем, дрожью возбуждения, частым дыханием, милой покорностью.

Да, он больше не сопротивляется. Он хочет секса. Он этого хочет.

Не заставляю себя долго ждать и расстёгиваю ширинку. При виде члена Китори отворачивается, но послушно приподнимает бёдра и разводит ноги.

Как же это мило. Просто очаровательно.

Улыбаюсь и, выудив из кармана смазку, зачерпываю немного пальцами и проникаю в дырочку, растягиваю, а затем ввожу член. Сначала медленно и аккуратно, но потом срываюсь и вдалбливаюсь в него. А малыш двигается навстречу, охотно толкается, цепляется пальцами за мои плечи, стонет, запрокидывая голову. Малышу нравится, что его трахают.

А мне нравится трахать его. Входить на полную длину, насаживать, кончать прямо в него.

Малыш тоже кончает. Сразу после меня. Даже помогать не понадобилось. Умничка...

Но этот умничка, очнувшись от дурмана похотливой страсти, сразу сжимается, отползает от меня, отворачивается, сворачивается в комочек.

Ну нет, так не пойдёт. Мы только начали.

Я ложусь рядом с ним, прижимаюсь к спине, обнимаю. Резко развернув лицо Китори, впиваюсь поцелуем в губы. В мягкие, податливые губы. Китори поначалу пытается сопротивляться, но быстро сдаётся и даже начинает отвечать. А я уже вовсю ласкаю его. Его грудь, его подтянутый животик, его вновь твердеющий член.

Ласкаю его и чувствую, как свой собственный снова наливается силой.


Предыдущие главы:
День первый: 1. Китори, 2. Таёдзэ, 3. Китори, 4. Таёдзэ, 5. Китори, 6. Ханаки, 7. Харумэ
День второй: 8. Таёдзэ, 9. Харумэ, 10. Ханаки, 11. Таёдзэ, 12. Харумэ, 13. Ханаки, 14. Харумэ, 15. Таёдзэ, 16. Китори, 17. Харумэ, 18. Ханаки
День пятый: 19. Таёдзэ, 20. Китори, 21. Ханаки, 22. Харумэ
День двадцать пятый: 23. Китори

@темы: Слэш, Миди, Кинк, В процессе, PWP, POV, NC-17

   

~Библиотека Ориджиналов~

главная