Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:26 

Братская любовь — 18. День второй: Ханаки

Yueda
Название: Братская любовь
Автор: Yueda, бета: Lutaya и Daysie
Жанры: Слэш (яой), PWP, POV
Предупреждения: Изнасилование, принуждение к сексу, сомнительное согласие, инцест, твинцест, групповой секс, кинк, секс с использованием посторонних предметов
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Кто-то касается моей щеки, от чего по телу разливается сладость. Чертовски приятно. Тянусь за рукой, ластюсь к ней, а нежные пальцы играют, дразнят. Хочется облизать их. Облизываю, обхватываю губами и слышу довольный смешок. Мной довольны...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


18. День второй: Ханаки


Снова эта комната, и снова я, сжавшись в комок, сижу в кресле. Только теперь один и жду... сам не знаю чего. Вестей о Китори? Своих насильников? Не знаю. Просто жду хоть чего-нибудь.

Мне мерзко от самого себя. Я слабак. Всегда им был. Не сравнить с братом.

Не сказать, что я был рохлей, но в детстве Китори часто заступался за меня, шёл первым в драку, вселял уверенность, когда что-то не получалось. Всегда и всюду именно он был инициатором, первым. В спортзал пойти — его идея, заняться танцами — его идея, на журналистику в Токийский университет — тоже его идея. А я тянулся за ним как за старшим, сильным.

Мы близнецы, мы внешне похожи как две капли воды, но этим сходство и заканчивается. Он сильный, он правильный, он умеет бороться. Даже загнанный в угол, сопротивлялся. Несколько часов назад, проснувшись после развратной оргии, когда я сбежал и заперся в ванной, брат нашёл в себе силы заговорить со мной, найти слова, а потом — бежать. И пусть ничего не получилось, но он пытался! Пытался вытащить нас отсюда, я же...

Он думал, что последний раз я был под афродизиаком, говорил, что я не виноват, что это был не я, утешал. А я умирал от стыда. Потому что это был я. Я! Сам хотел этого, хотел своего собственного брата и, зная, что он считает меня накаченным, вытворял все эти грязные штуки, вел себя как последняя развязанная тварь. Я и есть тварь. Животное. Даже сейчас, просто вспоминая всё это, чувствую возбуждение.

Стискиваю кулаки, глубоко дышу, пытаюсь успокоиться, но не получается. Перед глазами стоит образ Китори. Его обнажённое, дышащее жаром тело, залитое румянцем лицо...

Чёрт! Зачем представляю это? Зачем вспоминаю? Выбросить из головы. Немедленно!

С силой зажмуриваю глаза, пытаюсь стереть образ, но он становится только ярче, плотнее, ощутимее, и я, сгорая от стыда, чувствую, как внизу живота нарастает сладостное напряжение.

Ненавижу себя. Ненавижу этих ублюдков. Ненавижу!

Но рука сама скользит по телу, проникает под тёплый халат, пальцы отодвигают ткань и смыкаются на члене. Начинаю ласкать себя. Медленно, неуверенно, но я делаю это. И представляю брата. Братика... Представляю, как он касается языком головки, щекочет, дразнит её самым кончиком, а потом облизывает, обхватывает губами и продолжает играть.

Слышу свой собственный безумно пошлый стон, и в ту же секунду — щелчок замка.

Едва успеваю отдёрнуть руку, когда в комнату входят они. Подходят, смотрят так внимательно, так...

Я плотнее запахиваю халат, сжимаюсь в комок, пытаясь скрыть эрекцию, но они заметили. Наверняка заметили.

— Привет, Ханаки, — говорит один, присаживаясь перед креслом на корточки.

Это, наверное, Харумэ. Да, это он. Узнаю его улыбку.

— Как себя чувствуешь? Согрелся?

Не отвечаю. Боюсь выдать голосом возбуждение.

— Мы только что были у Китори, — говорит второй, которого зовут Таёдзэ, и присаживается на спинку кресла.

— Что с ним? — шепчу я.

— Перелом руки, вывих плеча, но не бойся: доктор Хого — очень хороший специалист, — успокаивающе произносит Таёдзэ и кладёт мне на плечо руку.

Я сглатываю.

— А можно... можно будет его навестить?

— Думаю, что нет, котёнок, — качает головой Харумэ, а его руки медленно, но уверенно скользят от моих лодыжек по голени вверх к бёдрам.

Я знаю, что им нужно. Знаю, что сейчас будет. И не могу сдерживать себя. Возбуждение только усиливается от этих прикосновений. Таёдзэ срывает халат с плеч, Харумэ — распахивает его совсем, раскрывая меня, мою постыдную эрекцию.

Вижу, как расплывается в улыбке Харумэ, слышу довольный смешок Таёдзэ и понимаю: сопротивляться бесполезно. Даже делать вид — бесполезно.

Облизнувшись, Харумэ зацепляет пальцами мои трусы и стягивает их, а затем наклоняется и касается языком возбуждённой плоти. Я стону, выгибаюсь от удовольствия, зажмуриваю глаза, тянусь губами к Таёдзэ, и он завладевает ими, проникает языком внутрь.

Так чудесно, так нежно, так...

Они подхватывают меня, и вскоре я оказываюсь на кровати, а они стоят надо мной, ласкают взглядами, раздеваются.

— Малыш, пока нет Китори, тебе придётся работать за двоих, — шепчет Таёдзэ, гладя меня по волосам.

— Тебе же нравится втроём, да, котёнок? — улыбается Харумэ, устраиваясь между ног.

Приподнимаю бёдра и сам насаживаюсь на пальцы, что заботливо разминают меня. Я хочу! Хочу этого! Хочу ощущать его член в своей заднице. И он входит властно и нежно. Стону от наслаждения, закидываю назад руки, Таёдзэ прижимает их к кровати и подставляет к губам член. Облизываю его, смачиваю слюной и обхватываю губами.

Да. Мне так нравится.


Предыдущие главы:
День первый: 1. Китори, 2. Таёдзэ, 3. Китори, 4. Таёдзэ, 5. Китори, 6. Ханаки, 7. Харумэ
День второй: 8. Таёдзэ, 9. Харумэ, 10. Ханаки, 11. Таёдзэ, 12. Харумэ, 13. Ханаки, 14. Харумэ, 15. Таёдзэ, 16. Китори, 17. Харумэ

@темы: Слэш, Миди, Кинк, В процессе, PWP, POV, NC-17

   

~Библиотека Ориджиналов~

главная