Yueda
Название: Жанры тоже дышат
Автор: Yueda, бета: Lutaya
Жанры: Джен, юмор, фэнтэзи, психология, философия
Данные: Ориджинал, G, миди, в процессе
Саммари: Где-то за гранью обыденного сознания есть мир, в котором живут жанры, и нас с вами называют Творцами.
(В повести некоторым образом обыгрывается ситуация, которая имеет место быть на одном известном в узких кругах сайте под названием Фикбук)
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


1. Секрет Философии


Психология проснулась и сразу захотела умереть — вонь в квартире стояла просто жутчайшая, от неё мутило и подташнивало. Зажимая нос платком, девушка заглянула в кабинет. Так и есть: на приёмном столе грудой были навалены исписанные листы — очередной опус Йуняша. Он-то и источал это зловонье, отравляя воздух. Наверняка там были и Авторские записи, и она непременно их отыщет и бережно положит в аккуратную стопку на полочке, но только не сейчас. Если она пробудет здесь хотя бы ещё пять минут, её просто стошнит.

— Выпей йаду!!! — раздался в коридоре вопль Экшн и топот подкованных металлом сапог.

«Энергичный малый, — с завистью подумала Психо. — Управдому жаловаться побежал, петицию катать. А что толку? Как будто Фикбук что-то сделать может?»

Фикбук действительно не мог ничего сделать. У каждого жанра был свой личный кабинет, а в этом кабинете — личный приёмный стол, на котором материализовались все тексты Творцов, будь то Авторы или ЙА. Да, к великому сожалению, ЙА тоже относились к числу Творцов и были наделены их силой. Но только в отличие от Истинных — творения которых всегда благоухали разными, неповторимыми, чудесными ароматами — творения ЙА неизменно воняли, и вонь эта была всегда одинакова. И хоть ты тресни, хоть лопни, хоть убейся об стену — а творчество Йуняшей всё равно будет сыпаться тебе на голову, забивая отравой лёгкие, разламывая мозг на куски, вызывая помутнение и потерю сознания. Психология очень боялась, что однажды ЙА пересилят Авторов, и дом накроет смрадом навсегда. Ни один жанр не выживет.

Отогнав мрачные мысли, Психо наскоро привела себя в порядок и почти бегом выскочила из квартиры. Дойдя до просторного холла с диванчиками, она рухнула в любимое кресло и закрыла глаза, унимая дурноту.

— А тебе идёт болотный оттенок лица, — послышался флегматичный голос от окна.

Психо приоткрыла один глаз и посмотрела на подругу. Тощая, угловатая, коротко стриженная и вечно курящая: если бы не намёк на грудь и узкие плечи, Философию легко можно было бы принять за парня.

— И тебе доброго утра, — сказала Психология и расслабилась.

Здесь на её счастье почти не воняло дрянью, а к запаху курева она уже привыкла. К тому же и пахло оно, как это ни странно, елью и ещё чем-то горьковатым. Так что пара-тройка глубоких вдохов, и Психо стало лучше. Она уже совсем было собралась вздремнуть, как раздался ритмичный стук. Это Ангст долбился головой о стену. Так начиналось каждое его утро.

— Интересно, когда он её пробьёт? — задумчиво спросила Философия.

— Кого? Стену или голову? — уточнила Психо.

— Да хоть что-нибудь.

— Это вопрос по твоей части, Фил.

Ответить Философия не успела, потому что в холл ввалилась развесёлая компания: обаятельный толстячок с мягкой улыбкой и игривыми искорками в глазах — Юмор; развязная девица с фигурой Барби и неизменной усмешкой — Пародия; и долговязый, вечно небритый, громогласный Стёб. Они почти всегда ходили вместе и ржали. На весь дом. Это был их личный способ борьбы с гнусью.

— Здорово, девчонки! — прогремел своим трубным голосом Стёб.

— Иди себе мимо! — не сговариваясь, хором ответили Психология и Философия.

— Уж больно вы грозны, как я погляжу! — ухмыльнулся парень и спросил, обращаясь к Фил: — Откуда травища?

— Из лесу, вестимо. Но где этот лес — я тебе не скажу, — ответила та и выпустила в их сторону струйку дыма.

Пародия тут же спародировала Философию. Карикатура вышла весьма похожая и злая.

Психо не очень любила Пародию и Стёб за своенравный, несговорчивый характер. Работать с ними было тяжело. Но зато, если уж сработались, нашли точки соприкосновения, то работа превращалась в сплошное удовольствие. Юмор — вот с кем никогда не было проблем. Мягкий или колкий, он всегда ухитрялся воодушевить и поддержать и поэтому был нарасхват.

Глядя, как откровенно висящая на Юморе Пародия кривляется и уводит парней за собой, Психо вздохнула.

— Знаешь, Фил, мне иногда кажется, что я самая непопулярная девушка на Фикбуке.

— Грусть-пичалька, — безжалостно произнесла Философия. Впрочем, Психо уже привыкла к такому поведению подруги.

А та помолчала немного, затянулась и добавила уже с теплотой в голосе:

— Пси, не парься. Зачем тебе эта популярность? От неё только голова по утрам болит.

— Она у меня и так болит.

— Так ещё больше болеть будет. Оно тебе надо? Вон смотри — Слэш ползёт. Тоже так хочешь?

Обычно бодрый и элегантный пижон Слэш сейчас выглядел хуже привидения и передвигался исключительно по стеночке. Чувствуя, что до дивана он самостоятельно не дойдёт, Психология ему помогла.

— Ты что, с утреца пораньше решил рукописи перебрать? — спросила она его, усаживая на диван. — С ума сошёл?

— Психо, ну как тебе не стыдно? — назидательно произнесла Философия. — Ты же Психология! Разве не видишь: красавчику плохо, он хочет поговорить об этом.

— Блин, девки! — еле слышно прохрипел Слэш. — А потом ещё удивляетесь, почему я парней люблю. Вот потому и люблю, что они не издеваются...

Последние слова Слэш произнёс едва размыкая губы, ибо боль нанесла сокрушительный удар.

— Сиди спокойно и молчи, — велела Психо и, устроившись за диваном, принялась массировать голову парня.

Поначалу он сидел безвольной куклой, потом начал подставлять проворным пальцам больные точки, хотя Психо и так знала, где и как болит, но одёргивать не стала — пусть приходит в себя. Кровь постепенно приливала, возвращая лицу цвет, и даже глаза чуть-чуть заблестели.

— Богиня! — прошептал Слэш. — Психо, почему ты женщина?

Девушка лишь улыбнулась. Этот вопрос он задавал почти каждый раз, когда она его реанимировала, а в последнее время делать это ей приходилось довольно часто.

— Нет, ну серьёзно, — Слэш запрокинул голову и посмотрел на неё. Глаза полуприкрыты, на губах лёгкая улыбка — ну чистый кот. — Я бы тебя знаешь, как любил? На руках бы носил.

— Люби себя, извращенец, а Пси не трожь! — раздался резкий голос. И из коридора тяжёлой походкой вышел Гет: высокий, плечистый и мрачный как туча.

Доселе расслабленный Слэш мигом подобрался.

— Разнылся тут как девка, — кинул в его сторону Гет и рухнул на соседний диван.

— Для тебя, милый, я могу стать и «девкой», — лучезарно улыбнулся Слэш, источая яд каждым словом.

— Один — один, — констатировала Фил.

Оба парня зыркнули на неё. А Психология, закончив массаж Слэшу, подошла к Гету. Тот схватил её за руку, резко притянул и, крепко обняв, уткнулся в неё лицом. Сказать, что Психо была в шоке — это ничего не сказать.

— Грубый мужлан! — забыв, что хотела ему помочь, она треснула по мускулистой спине. — Предупреждать надо!

— Нет. Не хочу, — отрывисто говорил Гет, шумно вдыхая её запах. — Ты же у нас всех понимаешь — вот и пойми меня. И просто постой. Молча.

Сказав это, он принялся щекотать Психо носом, а его руки с её талии переползли на ягодицы.

— Гет, перестань, — попросила Психология.

Нет, она очень любила этого парня, он всегда был заботлив и нежен, но иногда, особенно под коктейльчик «NC-17», перегибал палку. Вот как сейчас, например.

— Слэш, ты как думаешь: может, нам выйти? — задумчиво поинтересовалась Философия.

— Не, Фил, ты как хочешь, а я останусь, — голос источал ехидство тоннами. — Гет для меня теперь пример для подражания. Буду учиться у него, как не плакаться в жилетку, не ныть, держать себя в руках.

Гет ослабил хватку и отстранился от Психо.

— Слышь, Слэш, — угрожающим шёпотом произнёс он. — Заткнулся бы ты по-хорошему.

— А не то — что? — нахально улыбнулся пижон.

— Рыло тебе начищу — вот что.

— Попробуй!

— Пошли выйдем!

— Пошли!

Гет, отстранив Психологию, поднялся с дивана. Та пыталась его утихомирить, одновременно незаметно показывая кулак Слэшу, который подначивал Гета так откровенно, что не заметить это мог только слепой, но тут в холл вбежала Фемслэш: миниатюрная, хрупкая девушка с растрёпанной гривой волос и огромными, наполненными отчаянием глазами.

— Пси! Я больше так не могу! — прокричала она и, повиснув у той на шее, зарылась лицом в грудь подруги.

Какие уж тут миротворческие порывы? Бросив в сторону удаляющихся любителей разборок неодобрительный взгляд, Психо утешающе погладила Фем по волосам.

— Что случилось?

Та лишь сильнее прижалась к ней и шмыгнула носом. Психо ждала. Она хорошо знала, как эмоциональна и впечатлительна бывает Фем, знала, что ей нужно успокоиться.

— Это кошмар... — прошептала наконец Фемслэш. — Это просто кошмар! Я не верю, что он когда-нибудь закончится. И мы просто подохнем один за другим в этом адском смраде!

— Фем, не драматизируй, ты не Драма.

— А как тут не драматизировать? — Фем подняла голову и посмотрела Психо в глаза. — Эти... эта гадость мне уже снится!

— Снится? — Психология расширила в удивлении глаза, а Философия присвистнула. — Это скверно.

Это действительно было очень скверно. Когда корявые строки и сюжеты оживают образами во снах, постепенно сводят с ума — что может быть хуже? И остаётся надеяться только на истинных Творцов, молиться, чтобы они поскорее взяли в руку перо. Потому что если они промедлят, можно сойти с ума насовсем. Психология знала, как это бывает, поэтому, присев на диван, покрепче обняла Фем.

— С тобой так хорошо, уютно. Не отпускай меня, пожалуйста, — пробормотала та, расслабляясь. — Кстати, куда пошли эти извращенцы?

— Отношения выяснять.

— Нашли время, — фыркнула Фемслэш, потёрлась щекой о Психо и мурлыкнула: — Впрочем, пусть подольше их выясняют, а мы тут пока девочками посидим.

И они сидели и болтали о своём, о женском, пока в холле не появились Гет и Слэш: оба потрёпанные, но невредимые.

— Мы тут подумали и решили... — с места в карьер начал Гет.

— Пожениться? — вставила шпильку Фем и, хихикнув, вновь уткнулась в Психологию.

Парни, не сговариваясь, покраснели, но причина у каждого была своя.

— Ну... мы, конечно, не то решили, но я не против... — смущённо произнёс Слэш, в то время как Гет глотал ртом воздух, подбирая цензурные выражения.

— Мы решили, — наконец, справился с собою он, — покончить с этой отравой раз и навсегда! — выдержал весомую паузу и продолжил: — Нужно организованно, повторяю — организованно! — уничтожить все приёмные столы. Тогда ЙА не смогут присылать нам свою писанину, и вонять здесь ничего не будет.

Психология вздохнула.

— Если б было всё так просто. Ведь тексты Творцов — это не просто бумаги с записями. Бумага — это лишь оттиск, образ. А тексты для нас это прежде всего — воздух. Мы дышим именно ими.

— Спасибо, мальчики, — невесело усмехнулась Фем. — Вы предложили замечательный способ коллективного самоубийства. Пока рано, но на будущее может пригодиться.

— А если сделать отдельный бункер и туда все эти столы перетащить? — не сдавался Гет.

— Увы, — покачала головой Психология. — Они не транспортабельны.

— Но ведь должен быть способ. Обязан быть!

Психо пожала плечами, вместо неё ответила Фемслэш:

— Нужно как-то связаться с Творцами.

— Как?! — в голос спросили парни.

— Не знаю. Я каждый день молюсь им, но результат сами видите.

— Может, устроить коллективный молебен? — предложил Слэш.

— Думаешь, поможет? — с сомнением спросил Гет.

— Понятия не имею, но попробовать стоит. Что скажешь, Психо?

— Можно, — кивнула та. — Попытка — не пытка.

— А ты что скажешь, Фил? — обратился к той Гет.

Философия задумчиво дунула дымом в его сторону.

— Философия, — начал распаляться Гет. — Мы тут вообще-то жизненно важную проблему обсуждаем. А ты стоишь, как будто не при делах, куришь в сторонке. Тебя что, это не касается? Разве тебе этот смрад не надоел?

— Нет, — флегматично покачала головой она. — Я его не чувствую.

— Это как?! — тут уже все повернулись к ней.

— Разве ЙА не присылают тебе своих текстов? — шёпотом спросила Фем.

— Присылают.

— Ну тогда почему? — не выдержал Слэш. — Почему ты не чувствуешь эту вонь? В чём твой секрет?

— Никакого секрета, — усмехнулась Философия и, смачно затянувшись, выпустила струю серебристого дыма.

Комнату накрыл аромат леса и луговых цветов. Так вполне мог пахнуть какой-нибудь рассказ истинного Творца. Почему «мог»? Это он и пах, но...

Сердце Психологии замерло.

Философия всегда курила самокрутки. Курила и молчала. И дышать возле неё всегда становилось легче. Психо никогда не задавалась вопросом: почему? А ведь ответ очевиден. Оттиски! Те самые оттиски Авторских творений, что лежали на полочках и пылились у всех жанров, в руках Фил работали!

Заметив понимание в глазах подруги, Философия улыбнулась.

— Да, — сказала она ей. — Никакого секрета: я просто тихо курю в сторонке.

@темы: Юмор, Фэнтези, Психологический рассказ, Миди, Джен, В процессе, G