Yueda
Название: Исток
Автор: Yueda, бета: Lutaya
Жанры: Слэш (яой), романтика, драма, фэнтэзи, психология
Предупреждения: Насилие, изнасилование
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Демон и человек. Их связывает прочная нить проклятья. Разорвать? Связать покрепче? Лишь Исток может дать ответ...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


Глава 15: Юкихана


Как же не хотелось уходить, не хотелось покидать этого чудного малыша, который несколько секунд назад так страстно стонал, выгибался под ним, сам насаживался на него.

Юкихана глубоко вдохнул и медленно выдохнул, усмиряя возбуждение.

Сейчас нужно закончить дело. Закончить это чёртово дело, и после — забыть обо всём, утонуть в омуте сладкого наслаждения. За несколько часов с Идзуми ничего не случится, как тогда на острове. Всё будет хорошо, только сперва — закончить.

С этими мыслями демон вышел из номера и столкнулся нос к носу с Хаюсинбё. Тот стоял у стены с дурацкой улыбкой, мечтательно закатив глаза.

— О-о!.. — протянул демон безумия. — Бедняга Акаримэ, как же ему не повезло. А ведь он так надеется затащить тебя в постель, а ты просто убиваешь его мечты. Зато я теперь понимаю, какие именно «неотложные дела» у тебя нарисовались. Я бы тоже на всё забил, если бы у меня появились такие «дела». Истоки! Как он стонал... Я тут прям слюной изошёл. Юкихана, можно мне как-нибудь поиграть с этим чудом?

— Нет, — коротко ответил на этот словесный поток демон льдов. — Ты тут что делаешь? Тебе где положено быть?

Хаюсин скорчил обиженную гримасу.

— За дело не волнуйся. Свести с ума толпу гораздо проще, чем одного человека. Кстати, твоя игрушка источает очаровательный аромат сладкого безумия. Ты об этом знаешь?

Юкихана промолчал. Наверняка он об этом не знал, но догадывался. Сила — запертая, запечатанная внутри — искала выход, не находила и разрушала своего хозяина, подтачивая рассудок. Пока демон не знал, как справится с этой проблемой, но верил — выход найти можно.

— А ещё, — не унимался Хаюсин, — я почувствовал в нём запертую силу. Страшную силу. Кто он?

Когда этот оборотень переставал паясничать и придуриваться, пудря всем мозги, он становился на редкость проницательным. Вернее, он всегда им был, просто маска клоуна сбивала с толку.

— Наречённый мне проклятием убийца, — ответил Юкихана.

Его проклятие — не тайна за семью печатями, все знали, как он любил забавляться с мстителями. И сложить два плюс два — не велика сложность.

— Так и думал, — кивнул Хаюсин и тут же, хитро подмигнув, задорно пихнул Юкихана локтём в бок: — Каково это — насиловать собственного убийцу, а? Наверняка, очень возбуждающе.

— Ты прав, — улыбнулся Юкихана. — Это всё равно, что носить смерть в кармане.

— Я тоже так хочу, — надул губы Хаюсин, снова включая дурака. — Почему меня никто не проклял? Почему никто не приходит за моим сердцем, или ребром, или ногтём? Это не честно!

— Хаюсин, — почти ласково протянул демон снегов, — ещё немного — и тебя прокляну я, и по твою душу придёт Кэйроши.

— Не-не-не! — замахал руками оборотень. — Только не этот дорожный монстр! Мне и так с ним сегодня полвечера общаться.

— Вот иди и общайся, — велел Юкихана. — Раньше начнёшь — раньше закончишь.

— А ты?

— А я к Акаримэ на приём.

— На фиг он тебе? — вытаращился Хаюсинбё.

— Мне Цукиюга нужен. Видел его там?

— Угу. Он как раз с Акаримэшкой общался, так что тот должен быть в курсе, где старикан.

Услышав это, Юкихана непроизвольно закатил глаза. Как же он не хотел встречаться с хозяином вечеринки, но, похоже, этого не избежать.

Тихо похихикивая, Хаюсинбё дотанцевал до окна и выпрыгнул на улицу. Мысленно подкрутив у виска вслед этому ненормальному, который решил повыпендриваться прыжками с десятого этажа, Юкихана пошёл в противоположную сторону. Кажется, возле лифта он видел зеркала. Подойдя к одному из них, демон коснулся ладонями прохладной поверхности, заглянул в глаза отражения и прошептал своё имя. Гладь под руками засеребрилась и послушно поддалась нажиму, пропуская Юкихана в приёмную.

На сей раз приёмной оказалась небольшая поляна, уставленная зеркалами по всему периметру. Оно и понятно почему — даже десятка временных порталов никак не могло хватить на столь масштабное мероприятие, которые устраивал Акаримэ. К нему собирались не сотни — тысячи. И к ночи тут будет не протолкнуться. Ведь эти, ставшие уже доброй традицией, вечеринки — практически единственная отдушина для демонов. Здесь они могли собираться в таком количестве и нормально общаться, не опасаясь вторжения богов, потому что Акаримэ всякий раз добивался официального разрешения. Ходили разные толки о том, каким именно способом красавчик разрешения выбивает. Но как бы ни выбивал, это нисколько не умаляло вложенных усилий и проделанной работы. И Акаримэ по праву заслуживал восхищения — организовывать подобные сборища он умел. И ведь каждый раз умудрялся найти какое-то новое место для вечеринки. То берег моря, то лесной заповедник, то вулкан, то вот, как сейчас — горный лес с водопадами. Впрочем, кажется, здесь Юкихана уже бывал. Так и есть. Последняя вечеринка, на которой он экспериментировал с афродизиаком и Акаримэ, проходила именно здесь.

— Символичненько, — буркнул себе под нос демон и дал отмашку юному демонёнку, которого поставили встречать ранних гостей.

«Нужно поскорее убираться отсюда пока...»

Но Юкихана даже додумать не успел, не то, что убраться.

— Юки! — услышал он приторный голос, а в следующую секунду его лицо уже целовали горячие губы.

Демон льдов мужественно терпел, оправдывая своё прозвище и не выказывая никаких эмоций, а в мыслях проклинал себя за медлительность. Впрочем, проскользнуть незамеченным на вечеринку — нереально. Порталы-то устанавливал он — Акаримэ, и именно он решал впускать или не впускать гостя. И разумеется, услышав имя Юкихана, он бросил все дела и примчался сюда.

— О, Юки, я так скучал по тебе! — красавчик лип к демону и чуть ли не раздевал его. — Где ты пропадал? Почему так долго не появлялся?!

Чувствуя, как в голосе Акаримэ начинают прорезаться требовательно-истерические нотки, Юкихана понял, что нужно действовать жёстко.

— Были важные дела, — сухо ответил он.

— Важные? — Акаримэ отстранился, и его красивые брови сошлись в линию. — Важнее меня? Это что же за дела такие? Опять с богами в войну играешь?!

— Да, — коротко ответил Юкихана, холодом останавливая бурю истерики.

Акаримэ, поняв, что тактика не работает, быстро сменил стратегию.

— Ладно, — великодушно улыбнулся он. — Я тебя прощаю, ведь ты же всё-таки пришёл ко мне. И эта ночь будет наша...

— Прости, Акаримэ, но я здесь по делам. Мне нужен Цукиюга. Ты его не видел? — спросил Юкихана и понял, что с холодом перестарался.

Тонкие пальцы красавчика вцепились в него когтями.

— Значит, тебе нужен этот безобразный старик? А я?!

— Акари, — смягчая лёд голоса сыпучим снегом, сказал Юкихана, — мне нужно с ним просто поговорить. Очень нужно.

Несколько секунд Акаримэ молчал. Затем ослабил хватку, надул губы и вздохнул.

— Он в беседке под водопадом. Ты знаешь, где это.

Да, Юкихана знал. В прошлый раз именно там и началась их продолжительная оргия.

— Но после того, как поговоришь, возвращайся. Запомни: я жду тебя у семи водопадов.

— Акари, я буду занят.

— С кем? — снова начал заводиться тот.

— Ни «с кем», а «чем». Я вместе с Кэйроши, Кадзэгэном и Хаюсинбё планируем совершить небольшой набег на один храм.

— Опять эти идиоты задумали очередной идиотизм. И ты с ними? — прекрасное лицо скривилось от досады.

— Да, и я с ними, — кивнул Юкихана, умолчав, что именно он-то всё и затеял.

— Но после ты же вернёшься сюда? — почти умоляюще спросил Акаримэ.

— Если меня не убьют, то, конечно, вернусь, — усмехнулся демон.

— Дурак! Не шути так! — красавчик сердито ткнул его кулаком в грудь. — Иди, пока я добрый и не передумал.

Сказав это, Акаримэ скрестил руки и отвернулся, а Юкихана быстро покинул поляну. Испытывать пределы великодушия хозяина вечеринки не хотелось совершенно.

Дорогу демон действительно помнил хорошо, поэтому очень скоро оказался на месте. Горная река, падая вниз и дробясь прозрачными струями, лёгкой вуалью прикрывала широкий грот. Порода уже давно поросла мягким мхом, а стараниями Акаримэ грот и правда превратился в уютную беседку. Именно там, игнорируя шёлковые подушки, сидел Цукиюга в полном одиночестве и курил кальян. Вид у старика был умиротворённый и довольный. Впрочем, Юкихана вообще не мог припомнить его в другом состоянии. Казалось, что этот круглолицый, толстобрюхий, косматый демон просто не умеет испытывать негативные эмоции. Но, тем не менее, он демон. Очень старый демон.

Подойдя ближе, Юкихана поклонился и вежливо спросил:

— Здравствуй, Цукиюга. Не помешаю?

— Ай, какие редкие гости! — лягушачий рот растянулся в самой душевной улыбке, а круглые выпученные глаза радостно заблестели. — Проходи, сынок, садись! Потешь старика.

— Спасибо, старейший, — поблагодарил демон, присаживаясь рядом.

— Ой, оставь эти почести тем, кому они нужны! Лучше вот курни.

Старый демон протянул вторую трубку Юкихана и тот, приняв украшенный резьбой мундштук, сделал затяжку. Приятная терпкая горечь наполнила лёгкие, и демон позволил себе расслабиться. Всё-таки разговоры с Акаримэ — это всякий раз испытание.

Несколько минут они сидели молча, наслаждаясь вкусом табака и любуясь сверкающими струями воды.

— Эх, хорошо! — крякнул Цукиюга и хитро посмотрел на Юкихана. — Я чувствую, тебя что-то тревожит, сынок. Говори, если считаешь, что старый дурак может тебе помочь.

Демон льдов улыбнулся.

— Ты стар, Цукиюга, но ум твой по-прежнему остёр. Ты очень долго живёшь на этом свете и повидал немало. И у меня, действительно, есть к тебе вопрос.

Юкихана вздохнул, собираясь с мыслями. Вопросов у него, на самом деле, два, и второй теперь волновал его гораздо сильнее. Но начинать разговор с него неправильно, поэтому демон спросил:

— Ты знаешь — демоны не видят снов, видений и галлюцинаций. Но на протяжении вот уже двадцати с лишним лет меня иногда посещает одно и тоже странное ощущение: будто бы я растворён в пустоте. Она вокруг, она во мне. А ещё я слышу далёкий голос, который зовёт меня по имени. Что это может быть?

Юкихана замолчал, ожидая ответа и глядя, как Цукиюга медленно выпускает кольца дыма.

— Знаешь, сынок, — произнёс, наконец, старый демон, и его голос шуршал тихой задумчивостью, — ты задаёшь интересные вопросы, на которые, пожалуй, никто тебе не сможет дать точный ответ.

— А не точный? — уцепился за последние слова Юкихана.

— Область предположений — это бескрайняя долина зыбучих песков, — всё так же тихо продолжал старик.

— Но мудрость и опыт служат опорой в любом гиблом месте, — прищурился молодой демон.

И старик улыбнулся.

— Знаешь, один старый дурак тоже иногда ощущает себя пустотой, и он тоже слышит голос, который взывает к вечерней луне[23]. От этого голоса у старого дурака сжимается сердце. Видимо, он уже очень стар этот старый дурак. А ещё он считает, что видит своё предрождение.

Цукиюга говорил тихо, медленно, будто капли роняя слова, и Юкихана постепенно погружался в поток мыслей.

Все демоны знали, что где-то в глубинах земли сокрыта тёмная сила. Прорываясь наружу, она образовывала очаги — странные, порой пугающие места, которые люди сторонились. Очаг мог агонизировать сотни лет, но, рано или поздно, он всё равно превращался в Исток, из которого на свет выходил демон. Так же появлялись и боги, только их сила была другая — чистая, небесная. Об этом знали все, но вот как это происходило, почему очаг превращался в Исток — не зал никто. И, если Цукиюга прав, и видения, что мерещатся им — это предрождение, то что за голос их зовёт?

— Неужели... — прошептал Юкихана. — Неужели россказни про некого всесильного бога — правда? И это он даёт всем имена и...

Демон оборвал себя на полуслове, потому что услышал тихое похрюкивание — это Цукиюга давился от смеха, а потом, запрокинув голову, расхохотался во весь голос. Очень редко, когда демон снегов чувствовал себя дураком, и сейчас был именно такой случай.

— И... имена всем даёт!.. — стонал старик, лицо его раскраснелось, а на глазах выступили слёзы. — Ты ещё скажи, что он мир создал!

Юкихана ничего не ответил, потому что именно это он и слышал.

— Ох и насмешил ты меня, сынок! — отдуваясь, сказал старик. — Давно так не хохотал. Спасибо тебе — век не забуду.

Молодой демон хмыкнул. Вот он бы как раз предпочёл, чтобы старик забыл об этом. Впрочем, всё, что здесь сказано, останется между ними. И нет ничего зазорного в том, чтобы побыть немного глупцом перед старейшим демоном.

— Сынок, — уже успокоившись произнёс Цукиюа, — россказни про всесильного бога, создавшего мир — это людские выдумки. Такого бога нет, не было и не будет. Боги — они такие же, как и мы, они рождаются точно также, и сила в них течёт та же самая, что и в нас.

— Как — та же самая? — прошептал Юкихана, не веря своим ушам. — Разве в них течёт не божественная сила?

— Нет никакой божественной силы, — ответил старый демон. — И демонской силы нет. Есть просто — сила, которая прорывается очагами, в которых рождаются и демоны, и боги, и безымянные духи. Так считает один старый дурак.

Цукиюга подмигнул демону и смачно затянулся, а Юкихана, впиваясь в того неотрывным взглядом, ждал, когда старик закончит смаковать табак. Эти слова начисто переворачивали всё привычное представление о мироустройстве. Одна сила. Одна. На всех. Тогда почему одни называются демонами, другие — богами, а третьи — вовсе не имеют формы? Этот вопрос так явственно горел в его глазах, что даже озвучивать не пришлось — старейший и так всё прочёл.

— Вот скажи мне, сынок, — хитро улыбнувшись, протянул он, — что ты сделал сразу, как родился?

— Воздух вдохнул, — ответил Юкихана, не понимая, к чему клонит старик.

— Ну, это понятно, — кивнул тот. — Воздух вдохнул, огляделся, Истоком полюбовался. А ещё что-нибудь сделал?

Юкихана нахмурился, воскрешая в памяти события той ночи: тот восторг и пьянящую радость, то жгучее, горькое чувство и безумный полёт, и ту сладость — сладость убийства. Первого убийства.

— Я убил человека, — сказал он и по глазам старика понял, что попал в точку.

— Ты убил, — кивнул Цукиюга. — И я убил. И Акаримэ убил. Все демоны сразу после рождения кого-то убили. Я могу ошибаться, сынок, но мне кажется, что именно это определяет наш путь.

— Но ведь и боги убивают, — прошептал Юкихана, разум противился новому знанию, цеплялся за привычное. — Я собственными глазами видел, как, ради свершения задуманного, они жертвовали людьми!

— И боги убивают, — согласился старик. — На примере Кэйроши мы видим, что случается с такими богами.

— То есть, от бога до демона — один шаг, — глухо произнёс Юкихана, и слова эти отчего-то горчили. — А от демона к богу — бесконечность?

Цукиюга кивнул.

Почему-то было безумно тяжело и противно осознавать, что это ты — ты сам, своими руками — сотворил из себя демона. Если б не поддался, не полетел, не убил — то не демон, а бог — светлый, чистый, обласканный людской верой бог — дышал бы сейчас силой!

Юкихана стиснул кулаки.

— Прости меня, сынок, что взвалил на тебя эту тяжесть, — грустно улыбнулся Цукиюга. — Некоторые вещи лучше не знать.

— Нет, — покачал головой демон. — Ты зря извиняешься, старейший. Твои знания горчат, но эта горечь лучше сладости незнания и лжи.

Старик улыбнулся и похлопал Юкихана по плечу.

— А безымянные? — спросил молодой демон, уже догадываясь, каким будет ответ.

— Да, сынок, — кивнул Цукиюга. — Боюсь, они никогда не слышали никакого зова. Оттого нет у них имени, нет и формы. Только не спрашивай, кто зовёт нас. Старый дурак не знает ответа на этот вопрос.

— А может, старый дурак знает ответ на другой вопрос?

Слова жгли, торопясь сорваться с языка. То, что Юкихана только что узнал, меняло всё в корне.

— Может, он знает, как светлую силу божественного избранника обратить в демонскую?

Несколько секунд Цукиюга молчал, внимательно глядя на демона льдов.

— Он явился.

Старик не спрашивал, он утверждал, и Юкихана кивнул.

— И что ты с ним сделал?

— Запечатал его силу, — улыбнулся демон. — Но она всё ещё есть, и всё ещё светлая, Аматэрасовская. А я хочу, чтобы в нём текла моя сила. Чтобы он стал моим. Полностью. И раз бог может стать демоном, то и избранник бога может стать демонским. Ведь исток у силы один!

Юкихана чувствовал, как распаляется, как вдохновение расправляет в нём свои горячие крылья. Он чувствовал, что ещё немного, и он найдёт ответ!

— Нет, здесь старый дурак ничего не может тебе подсказать, — улыбаясь покачал головой Цукиюга. — Задай свой вопрос Истоку.

Молодой демон недоумённо уставился на старика. Он уже открыл рот, чтобы спросить, как это Истоку можно задать вопрос, но тут порыв сильного вера окатил его градом брызг и отборной руганью Кадзэгэна. Его опять искали. Поэтому, поблагодарив Цукиюга за беседу и попрощавшись, Юкихана направился к ближайшей тропинке. Он не сомневался, что Кэйроши уже наготове.


________________________________________________________

23. Имя «Цукиюга» состоит из двух слов: цўки (月) — луна, и югата (夕方) — вечер.


Предыдущие главы: Глава 1: Юкихана, Глава 2: Идзуми, Глава 3: Юкихана, Глава 4: Идзуми, Глава 5: Юкихана, Глава 6: Идзуми, Глава 7: Юкихана, Глава 8: Идзуми, Глава 9: Юкихана, Глава 10: Идзуми, Глава 11: Юкихана, Глава 12: Идзуми, Глава 13: Юкихана, Глава 14: Идзуми

@темы: Фэнтези, Слэш, Миди, Драма, В процессе, Romance, NC-17