16:00 

Сага о Близнецах — Глава 1 (часть 2)

jenova meteora
гори, но не сжигай — иначе скучно жить. гори, но не сжигай — гори, чтобы светить. ©

Название: Сага о Близнецах
Автор: jenova.meteora
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: R
Жанр: Action, Adventure, Romance, фэнтези, гет, преслэш
Бета: как таковой, нет
Предупреждение: Возможны легкие намеки на слэш, а так же незамеченные автором ашыпки
Размер: макси
Статус: В процессе
Описание: «Они были близнецами. И ни один из них не мог жить без другого, ибо была у них одна душа на двоих. Они были великими. Но все мы с чего-то начинаем. И я могу рассказать историю. Не легенды, что пылятся в библиотечных свитках, и не байки, которыми пугают ночью, у костра. Не про героев и королей, но о близнецах, что когда-то давно были неразлучны; о братьях, связанных узами много более крепкими, чем любовь. Я могу рассказать о выборе, и история эта будет - длиной в целую жизнь...»


...она вела их совсем другой дорогой, не той, которой братья сюда пришли. Весь путь ведьма то и дело, зыркала своими глазищами по сторонам, словно ожидая нападения. Но вокруг была лишь мертвая, звенящая тишина, нарушаемая лишь хрустом снега и веток, под ногами путников.
Через некоторое время пути, до братьев начал доноситься слабый, но весьма неприятный запах гниения. И, чем дальше вела их ведьма, тем сильнее и нестерпимее он становился.
-Кажется, я понимаю, почему здесь нет, ни зверья, ни птиц. Да от этой вони даже духи разбегутся! - не выдержал, наконец, Бес. Он натянул на лицо повязку, чтобы хоть как-то, защититься от невыносимого смрада.
Вдруг Сольвейг резко остановилась, а затем, попятилась назад. Наткнувшись спиной на Беса, она вздрогнула.
-Слышите? Вы, ведь, это слышите? - в неподдельном ужасе прошептала она.
Бес и Ласка прислушались, и поняли, что к ним навстречу что-то движется. Что-то массивное, и весьма вонючее. Долго ждать не пришлось: захрустели, затрещали ломающиеся ветви, и из-за деревьев появилось... нечто.
Выглядело оно столь омерзительно, что Сольвейг невольно закричала, прижав пальцы к лицу.
-Задница Махасти... De red'mraq j'add zugho! - Бес выругался на шеддарском языке, и невольно присел, прижав уши плотно к голове, и глядя на то, что было перед ним, глазами, полными ужаса.

Существо перед ними было отвратительно. Оно представляло собой огромную массу гниющих тел, которые, вопреки любым законам, все еще шевелились. Из открытых, безгубых ртов, исходили стоны и хрипы. Судя по всему, это когда-то были все те путники, которых заманивала сюда ведьма, чтобы откупиться от демона Хаоса.
-Спящие... Я не знала... Клянусь - не знала! - глухо простонала джалмарийка, когда близнецы синхронно на нее посмотрели.

Всех троих обдало невыносимым смрадом, а затем чудовище утробно зарычало. Из сотен глоток мертвецов вырвался хор тысячи голосов, вызвавший у путников самый настоящий приступ панического страха. И слышались в них плач, гнев и боль всех, кто когда-то жил.
-Rak'jash, Mahastie j'add ed quezhe... - Беса, кажется, заклинило на непереводимых шеддарских идиомах. Он так и застыл на месте, прижав уши к голове, щерясь и рыча, точно пес, учуявший опасность, и неотрывно смотрел на демона Хаоса. Вид у него, при этом, стал довольно бесноватый. Раньше, чем Ласка успел сообразить, что у него на уме, Бес, стремглав сорвался со своего места и нанес существу несколько молниеносных ударов, которые убили бы обычного человека. Но демон лишь взревел сотней глоток, в ответ. Он даже не пошевелился, а Беса подняла в воздух неведомая сила, и со всего маху швырнула оземь. Наемник успел сгруппироваться в падении, и, по-кошачьи, приземлился на четыре конечности.
-Ты не умрешь. Не сегодня. Не от нас... - произнесла тысяча голосов.
-Что...
Ласка выступил вперед, твердо глядя на монстра.
-Братец, нашей ведьмы и след простыл. Отыщи ее.
-Ли... Ты с ума сошел?! - возмутился близнец.
-Я справлюсь. Как в Каморанском походе. Верь мне.
-Ли...
-Иди! - голос Ласки оставался спокойным, но от него повеяло таким холодом, что Бес сделал шаг назад, и беспрекословно повиновался.

Он ему верил.

Бес обернулся и, прищурив глаза, взглянул на то место, где раньше стояла ведьма. Между деревьев вели следы от маленьких ножек, но Бес видел не их. Он на мгновение замер, вспоминая ведьму, ауру, что ее окружала... Для него на снегу оставался золотистый, мерцающий теплый след, что оставила за собой Дитя Хасидзиль. Она могла расставить тысячу ловушек, могла вызвать буран, заметающий отпечатки ног, но вот свою ауру скрыть от Беса она не сумеет. И он двинулся за ней, быстрой стрелой скользнул дальше в лес, уверенный в том, что жертва не уйдет. Недаром же, еще на Вечной Земле, его прозвали Бесом, лучшим, среди Гончих, элитных следопытов Иллириана. И пусть, он не способен слышать и видеть духов, как Ласка, но среди следопытов ему не было равных. А для того, чтобы поймать одну маленькую, заносчивую джалмарийку, большего и не требовалось.

Оставшись один на один с демоном, Ласка шумно вдохнул морозный воздух.
-Вот и встретились, снова, Тысячеглазый.
-Ты, по-прежнему, его защищаешь, почти Совершенный. - от глухого рокота задрожала земля.
-И всегда буду. Ты не заполучишь его, пока я жив.
-Он будет нашим. Он станет проводником Наших Голосов. И тебя не будет рядом, чтобы его спасти. - Тысячеглазый не спорил.
Он просто говорил об этом, как о неизбежности. Так говорят о том, что небо голубое, земля твердая, а вода жидкая. Ласка судорожно сжал руки. Он знал, что такое неизбежность, знал, что с ней невозможно бороться... И знал, что Тысячеглазый прав.

...Пять лет назад группа авантюристов, обладающих любопытством, авторитетом и карманами, полными золота, и возглавляемая хельским алхимиком Ольве, искала телохранителей, лучших из лучших. Путь их лежал через пещеры Мерцающих гор, сквозь подземный город Каморан. Разумеется, заманчивое бряцанье толстого кошелька, привлекло внимание главаря Хисантской гильдии убийц, в которой состояли близнецы Бес и Ласка. Он не пожелал отказаться от такой выгоды, и отправил иллирийских наемников охранять экспедицию, наряду с другими головорезами. Надо сказать, поход не задался с самого начала: один из участников отпочковался, сломав себе ногу, и оставшись в гостинице, что, само по себе, считалось дурной приметой. К тому же, среди наемников начались стычки - сказалась многовековая вражда между шеддарами и иллирийцами.
Ольве, глава экспедиции, закрывал глаза на трения в группе, хотя, по мнению братьев, первое, что он должен был сделать - это пресечь их. Но, хельги, похоже, интересовал лишь конец пути, вожделенная земля, и Разлом. И, возможно, именно его стремление, как можно скорее, достичь цели, привело все к краху.

...Они уже были на подходе к Каморану, когда вернулись разведчики. Всего двое из четверых, и один был ранен. С ужасом, они поведали, что в подземном городе открыт еще один Разлом, и, что самое страшное, где-то здесь бродит демон Хаоса - тень без плоти и крови, созданная из абсолютного ничто. Невзирая на яростные протесты шеддаров, и иллирийских близнецов, Ольве приказал продолжить путь. Когда экспедиция вошла в Каморан и разбила лагерь, в первую же ночь пропали двое телохранителей, не нашли даже следов крови. Шеддарские наемники не находили себе места. Звериным нутром они чуяли опасность в забытом городе, и, чем дальше продвигалась группа, тем больше они поджимали хвосты. Здесь господствовал страх. Поначалу казалось, что он на пользу - группа сплотилась, прекратились внутренние распри. Но, потом пришли кошмары. Люди, шеддары, хельги, иллирийцы - все оказались лицом к лицу со своими самыми затаенными и сильными страхами. Пара человек сошла с ума, еще один попытался убежать... Его предсмертный крик еще долго отзывался эхом в сводах мертвого города.
Казалось бы: пора повернуть обратно, пока есть возможность. Но Ольве, точно одержимый, рвался вперед, и уже не в Хальгейзу, а в самое сердце Каморана.

И, когда они достигли его, явился Он. Тысячеглазый, тысячеголосый, сотканный из пустоты, вытягивающий жизнь из всего вокруг. И убить Его, как ни старались наемники, было невозможно.

...Ласка, как сейчас, помнил истощающее чувство животного страха, когда разум не властен над телом, когда оно подчиняется лишь звериным инстинктам, а они кричат: беги, глупец! беги, пока можешь бежать... беги-беги-беги!!!
Кажется, они, действительно, бежали, по лабиринту забытого города, в поисках выхода. Кажется, Ольве кричал безумным голосом, что нашел выход. А потом Тысячеглазый поглотил его, развоплотил навсегда, лишив возможности переродиться... И это была самая страшная, окончательная смерть.
Из всей экспедиции их осталось только семеро: иллирийские близнецы, трое шеддаров, и два человека. Пять наемников, два исследователя. Они решили разделиться - кто-то должен был остаться, чтобы дать небольшую фору остальным. Жребий выпал одному из троих шеддаров. И он остался. Больше его не видели. Ласка надеялся, что ему хватило сил перерезать себе горло, чтобы не стать развоплощенным, как остальные погибшие. А Тысячеглазый продолжал преследовать выживших, и, в конце-концов, настиг их.
Наемники сражались бешено, изо всех сил. Когда Тысячеглазый отступил ненадолго, оказалось, что Бес и еще один наемник, из шеддаров, ранены. И, тогда Ласка приказал тем, кто уцелел, забрать их, а сам бросился туда, где исчез демон Хаоса. Помнится, отчаянные и протестующие крики Беса еще долго оглашали эхом бесконечные тоннели Каморана. Оставшись один, Ласка призвал всю свою силу, что была дана ему с рождения, дабы изгнать чудовище. И, все же, этого оказалось недостаточно. Возможно, ему тогда повезло. Возможно, дело было в неизбежности.
«Дитя порченой крови, рожденный из плоти предателя» - молвил Тысячеглазый, напоследок, - «Маленькая песчинка в водовороте бури, да-да-да... Но твой Дар не таков, как у других, нет-нет-нет. И у твоего брата его нет вовсе. Ты забрал все себе, маленький айя! Ты стал почти Совершенным, о, да-да-да! Но у твоего брата есть то, что Мы ищем, в чем Мы так нуждаемся, так-так-так! Негасимое пламя, искра и свет в душе. Однажды мы возьмем его. Однажды, он станет Нашим Голосом среди живых. Один раз он уже видел Нас, и дал нам обещание, да-да-да. Мы вернемся. И Мы возьмем его, навсегда, навсегда» - исчез, а Ласка остался один, в мертвом городе, обессиленный и напуганный. И, последние слова Тысячи Его Голосов, звенели жутким пророчеством в его голове.

«Навсегда, навсегда»

Ласка смутно помнил, как брел по бесконечным переходам подземного города, пока его не нашел брат. Позже, уцелевшие члены экспедиции рассказывали, что Бес, как с цепи сорвался. Метался, не находил себе места... И решил вернуться назад, повинуясь незримой связи, что была между братьями.

Несмотря ни на что, Каморанский поход принес близнецам честь и славу, и те, кто остался жив, благодаря им, не поскупились и сполна наградили братьев. С тех пор, Бес и Ласка никогда не оставались без работы.
И, все же, Каморанский поход навсегда лишил их покоя. Еще долго Бес просыпался по ночам, наматывая простыни на руки, и метался по кровати в безотчетной панике. И каждый раз, Ласка, сторожа покой своего возлюбленного брата, гадал: будет ли это страшный сон? Или Тысячеглазый сдержит свое слово и вернется, чтобы украсть негасимое пламя из сердца Беса?


-Делай, что должен, почти Совершенный, да-да-да. Ты уничтожишь эту оболочку, но Мы бесконечны. - снова пророкотала Тысяча Его голосов. – Мы были задолго до твоего рождения, Мы пребудем и после твоей смерти, у Нас нет начала и конца, да-да-да.
Ласка с ненавистью вскинул руки с раскрытыми ладонями и на краткий миг закрыл глаза. Он почувствовал сумасшедшее биение своего Дара, отражавшегося в каждой клетке его тела... Когда он снова открыл глаза, перед ним уже никого не было.


Бежать по снегу было неудобно. Пробираться сквозь сугробы - еще хуже. А смех Дикой звучал то с одной стороны, то с другой, пестрые юбки ее одеяний то и дело мелькали за деревьями. Она самозабвенно игралась с ним, уверенная в собственной безопасности. Проваливаясь в сугробы, Бес с завидным упорством гнался за ней, как охотник, преследующий раненую добычу. Огненный, неповторимый след Дитя Хасидзиль вел его по верному пути. Он ее найдет. Достанет. Обязательно достанет! Еще никто не уходил от Гончих, а уж нахальная джалмарийка тем паче. Бежать сквозь снег, забыть про холод и ветер. Горячая кровь в жилах - согревает, а стук сердца равен безмолвному отсчету. Гнаться, преследовать и вцепиться клыками в добычу. Она - его! Идти за золотистого цвета теплом ее тела, не видеть, не слышать, не чуять ничего и никого, кроме нее. Найти и заманить в западню, затаиться, слившись с землей и ждать, ждать, ждать... Никуда ей не деться. Дождаться, когда она поймет и отступит, а затем... Тренированное тело резко развернулось вперед, зажав в зубах кинжал. Только вот Сольвейг была не согласна с таким развитием событий и оказала сопротивление, достойное дикой волчицы.
...Ну кто бы мог подумать, что в маленьком теле может существовать такая сила?! Сольвейг рычала, визжала, шипела, кусалась. Она вырвалась, лупила его маленькими кулачками и норовила выцарапать глаза. Но потом что-то изменилось. Бес так и не понял, как это случилось - но они, словно, поменялись местами. Теперь ведьма вцепилась в него мертвой хваткой, а он пытался отодрать ее от себя. На него накатила дурная слабость, перед глазами заплясали разноцветные круги. Ноги Беса подкосились, и они вместе с ведьмой рухнули на снег. Ему не хватало воздуха, не хватало сил на следующий вдох, а ведьма смеялась, смеялась, смеялась! И этот смех звоном отдавался в его ушах. Хватка иллирийца начала слабеть, но теперь Сольвейг его не отпускала, прижимаясь всем телом, и ее зеленые глаза горели ведьминым огнем, а на самом их дне таилась дикая, неутоленная жажда.
-Ли, поганец... Выручай! - прокаркал Бес, намертво сцепившись с ведьмой.
-Да ты и сам неплохо справляешься, братец! - развеселился Ласка, появившийся между деревьями. Запоздало он почувствовал, что что-то не так: кровь отхлынула от лица малого, и изо всех сил он отпихивал от себя Дикую, и это уже не было игрой. Ругнувшись, Ласка стремительным прыжком преодолел оставшееся расстояние, и с силой отодрал от братца, присосавшуюся, как пиявку, ведьму.
-Опасность!.. - невнятно прокаркал близнец, силясь приподняться хотя бы на локтях.
Оказавшись в западне, Сольвейг завизжала и снова принялась выворачиваться изо всех сил, стремясь дотянуться до единственного незащищенного тканью места на Ласке - лица. Но иллириец оказался проворнее. Выкрутив Сольвейг руки, он швырнул ее на снег и несколько раз макнул головой в сугроб, для остужения пыла.
-Ф-ф-р, кх-х-хр-р, - ведьма едва успела отфыркаться после очередного близкого знакомства с сугробом, когда оказалась полностью обездвижена. Ласка придавил ее к земле коленом и, быстро и профессионально связал руки за спиной. Для надежности. И оставил ее лежать в позе куколки, в сугробе. И тут Сольвейг открыла рот, и из него посыпалась такая брань, что плебс обыкновенный обзавидовался бы. Иллириец проигнорировал ее мнение об ушастых, наглых наемниках. Все его внимание теперь было приковано к близнецу. Тот, тем временем, отполз за ближайший запорошенный снегом куст, и оттуда донеслись характерные звуки человека, которого невыносимо тошнит.
-Малой?
-Стой, где стоишь! - сдавленно рыкнули из кустов, и Ласка послушно замер. Он через плечо глянул на ведьму, что сидела на снегу, с красной физиономией и мокрыми волосами, но донельзя гнусно ухмылялась.
-Ты что с ним сотворила, джалмарийка? - голос старшего близнеца был обманчиво ласков, но видят Спящие, не будь эта женщина столь ценной добычей, не избежать ей острых Ласкиных когтей, и его ледяного гнева.
-Ничего непоправимого. - хмыкнула ведьма. - Поблюет маленько и оклемается.
-Малой, ты как? - Ласка протянул руку близнецу, которого только-только перестало выворачивать наизнанку в ближайший куст.
-Shienadan! - каркнул Бес, все еще, не своим голосом. - D'aeth sia glath!
Не без помощи брата, он встал на ноги, и, опираясь на его плечо, двинулся в сторону ведьмы. Сольвейг, тем временем, перевернулась на спину и с ненавистью глядела на братьев. Она оказалась из тех женщин, которые красивы в любом своем виде. Даже в ярости и извалянные в снегу.
-Бес, хватит! - Ласка вцепился в плечо брата, но тот резко стряхнул его.
Его горящий взор был устремлен на Сольвейг, что с вызовом взирала на него, восседая в сугробе.
-O'ui nae solnaitt! - рыкнул он.
-Faett, Doel'ha, - предостерег его Ласка, но Бес, кажется, утратил всякую способность трезво мыслить. Он угрожающе навис над Сольвейг. Ведьма невольно сжалась в комок, ожидая расправы. Ласка перехватил руку, занесенную для удара наотмашь, Бес снова рванулся вперед...
-Faett! - только резкий голос брата заставил его замереть. Бес медленно повернул голову и зло уставился на близнеца.
-Aet nui safal' s'zath. - нараспев произнес тот, словно и не повышал только что голоса. - Репутация. Деньги. Заказ. Забыл? Успокойся, братец.
-Aeon! - Бес вырвал запястье из цепких пальцев Ласки. Затем, закрыв глаза, несколько раз вдохнул и выдохнул, и уже спокойнее, добавил:
-Хорошо. Репутация, деньги, заказ. Понял. Aet su slaain Solveig glath... Queshadd!
-Куда, солнце мое? - голос Ласки был предельно нежен, когда он поднял отползавшую на заднице женщину, и поставил ее на ноги. - Какой интересный у нас заказ, а, братишка?
-Дитя Хас-с-сидзиль, мать ее... - мрачно проворчал малой, потирая лоб. Голова раскалывалась так, словно у него над ухом колотили кузнечным молотом.
-Не делай такую кислую мину, братец. Все, как ты и говорил. Мы нашли ведьму. Закрыли Разлом. Избавились от демона Хаоса. Сорвем неплохой куш. Сопроводим же нашу даму к... хм... попутным заказчикам. - ладонь Ласки легонько подтолкнула ведьму в нужном направлении. К чести сказать, она больше не делала попыток улизнуть, знай себе, вздернула нос, да зашагала по снегу, покачивая бедрами. Поравнявшись с Бесом, Сольвейг лукаво ему подмигнула. В ответ наемник желчно клацнул острыми зубами и даже сумел донельзя паскудно ухмыльнуться. Он запомнил и учел. О, да. Серокожая, остроухая бестия всегда все помнит. И, непременно, припомнит, при первой же возможности.


@темы: R, В процессе, Джен, Макси, Приключения, Фэнтези

   

~Библиотека Ориджиналов~

главная