evijuls
Schönbrunn||Liber Scientia
Название: Сталкер
Автор: evijuls
Рейтинг: R для всего ориджинала, G для первой главы.
Пейринг: м/м
Жанр: триллер, повседневность, юмор
Размер: миди
Статус: в процессе
Саммари: У Юсса обычная, ничем не примечательная жизнь, и он понятия не имеет, кто может ей заинтересоваться.
Предупреждения: POV


Первую фотографию я получаю вечером пятницы, когда возвращаюсь домой с работы - мне не всегда хватает сил проверить почту, но сегодня я роюсь в карманах в поисках ключей, и с третьей попытки все-таки вставляю их в замок ящика. Счета, рекламные листовки, белый конверт. Конверт?
Не припомню, когда мне последний раз приходили письма - разве что предложения взять выгодный кредит или оформить ипотеку, но сейчас это просто белоснежный конверт без опознавательных знаков. Хотя, в последнее время маркетологи на что только не идут, чтобы заполучить клиентов в свои “купите это сейчас” сети.
Я вызываю лифт, балансируя ключами, пакетом с продуктами и стопкой листков в руках, и одновременно пытаюсь открыть конверт - если там какая-то рекламка, я буду очень разочарован, но мало ли! Да, похоже, я потенциальный клиент этих самых маркетологов, раз меня так легко заинтриговать.
Мне удается открыть конверт только на своем этаже, прижав пакет к стенке лифта своим телом, и я мысленно смеюсь над собой - очень по-взрослому, Юсс, очень. Лифт предсказуемо резко тормозит, и я встаю перед выбором: ловить пакет с бутылкой вина или загадочный конверт. Но, разумеется, моя любовь к хорошему алкоголю перевешивает, и спустя секунду я с лихорадочно колотящимся сердцем сжимаю пакет в руках, а конверт падает на пол.
- Твою ж мать, если там реклама банка, я могу кого-то убить.
Я бормочу вслух и тут же смущенно замираю, потому что двери лифта открываются, и на меня смотрит пожилая соседка, неодобрительно склонив голову. Ну да, я тут угрожаю кого-то убить и пытаюсь поднять чертову бумажку, не выпустив из рук драгоценный пакет с вином. Никому там клоун не нужен случайно, а что, я бы сменил работу “на ура”.
- Добрый вечер. Я сегодня совсем неловкий.
Я бормочу, но соседка молча проходит в лифт, а я наконец прихватываю с пола письмо и наперевес с пакетом все-таки добираюсь до двери. Социальные контакты с соседями - не мой конек, так что, если меня будут убивать или грабить, вряд ли кто-то отреагирует. Ну и ладно, красть у меня все равно особо нечего.
Я щелкаю выключателем еще до того, как прикрываю за собой дверь - нет, я не боюсь Бугимена, мне просто не по себе в темноте. Ну и боюсь немного тоже, ладно-ладно, признаю.
Пакет отправляется на кухню, а я возвращаюсь в ванную, чтобы умыться - после лондонского метро я больше похож на пыльного монстра, чем на самого себя. Следующие полчаса я занимаюсь тем, что откупориваю вино, разогреваю пиццу в духовке и стараюсь не вывихнуть челюсть, пока зеваю, а потом выхожу с бокалом вина на балкон, распахивая окно и ежась - дело идет к весне, и воздух становится настолько сырым, что впору отращивать жабры.
- Закурить, что ли?
Я иногда разговариваю сам с собой - чаще, чем любой психиатр назвал бы нормальным, но я в общем-то за нормальностью и не гонюсь. Что-то еще мне нужно было сделать сегодня…
- Конверт!!!
Я оставляю бокал на подоконнике и едва не бегом возвращаюсь в прихожую, прихватывая злополучный конверт с тумбочки и сразу же его открывая - он итак меня ждал весь вечер! В конверте не оказывается никакого письма или рекламки, зато вместо это я достаю оттуда фотографию. Свою собственную.
Я несколько секунд смотрю на нее, проводя пальцами по глянцевой поверхности, и хмурюсь - кто-то подшутить решил? На обратной стороне ровным, каллиграфическим почерком выведена надпись: “День был пасмурным, но твоя улыбка яркой”, и я моргаю, а потом трясу головой.
Я помню примерно момент, когда эта фотография могла быть снята - сегодня я возвращался с ланча и улыбался, потому что мне достался бесплатный кофе - мелочь, а приятно. Я узнаю и улицу, и время, и… Но кто? Кто-то с работы решил подшутить? Но вряд ли кто-то знает мой адрес или станет заморачиваться - я не слишком приметный и не слишком популярный, да и тайных поклонников у меня никаких не наблюдается уже лет… эээ… пять точно.
- День был пасмурным, но твоя улыбка яркой.
Я произношу фразу вслух, еще несколько минут разглядывая то почерк, то саму фотографию - не уверен, что это мой лучший ракурс, но улыбка у меня на ней и правда очень милая. И даже глаза блестят. Кем бы ни был мой фотограф, он знает, как запечатлеть правильный момент.
И все-таки, кто он? С этой мыслью - и фотографией - я возвращаюсь на балкон, все-таки прикуривая сигарету, и усаживаюсь на подоконник, допивая вино и выпуская облачка дыма в воздух.
Сама мысль о том, что кто-то мог сфотографировать меня вот так, а потом прислать фотографию, кажется странной. Кому это нужно и зачем? Обычно в фильмах такое делают маньяки, но я вряд ли достаточно интересный, чтобы какого-то маньяка заинтересовать - неправильно как-то звучит, да? Надо наоборот радоваться, а то истекать кровью в темной подворотне мне совсем не хотелось бы.
Но фотография… Это не пугает, скорее, умиляет или восхищает, и, определенно, интригует. Думаю, если бы это был маньяк, который хочет меня убить, он не стал бы слать мне фотки с романтическими подписями.
***
Я засыпаю только в половину третьего, ворочаясь в постели и устроив фотографию на тумбочке рядом с телефоном - моя бессонница приобретает катастрофические размеры, и как бы я этого ни избегал, скоро, возможно, придется пойти к врачу. Больничный я сейчас себе позволить не могу. так что лучше не доводить до серьезных последствий.
Из головы не идет фотография, и я периодически беру ее в руки, разглядывая и пытаясь найти хоть какую-то подсказку о том, кто мог ее сделать. И предсказуемо ничего не нахожу. Моя улыбка яркая. Я невольно улыбаюсь, а потом утыкаюсь лицом в подушку. Спать, Юсс, спать, иначе завтра на работе у тебя не будет никакой улыбки, а только синяки под глазами и лицо, как у зомби из “Ходячих”.
Именно с этой мыслью я и засыпаю. Неудивительно, что всю ночь мне снятся ходячие мертвецы, которые фотографируют меня на полароид и смеются, а потом пытаются съесть мои мозги.
***
Вторая фотография ждет меня на рабочем столе, и я несколько минут смотрю на белоснежный конверт, аккуратно прижатый к столу клавиатурой.
- Второй конверт. Вот это уже попахивает маньяком.
Я произношу это вслух - в это время в офисе нет никого, кроме меня, уборщицы и призраков погибших на стройке этого дома рабочих. Да, я часто шучу по этому поводу, хотя тема совершенно не смешная - во время строительства этого бизнес центра погибло трое рабочих, и теперь среди сотрудников ходят легенды о кровавых турках. Ну там: “... и мальчики кровавые в глазах” и все такое, хотя, коллектив у нас не то чтобы с хорошим чувством юмора.
Я стягиваю куртку, все еще глядя на конверт, стараясь не отводить от него глаза - как будто он куда-то убежит, в самом деле, это же не письмо же из Хогвартса.Впрочем, если там на самом деле еще одна фотография, и если это мертвый рабочий меня фотографирует, то мне можно уже ни о чем не беспокоиться: либо скоро меня заберут в психушку, либо я стану персонажем фильма ужасов. Не знаю даже, что лучше.
Этажом ниже дребезжит входная дверь - несмотря на то, что бизнес центр, в котором я работаю, носит гордый титул “бизнес центр класса А”, все здесь указывает на то, что стоили его, эм, ну те самые кровавые мальчики. Например пару недель назад на одного из сотрудников рухнула оконная рама. Рама!
Я бросаю быстрый взгляд на часы: черт! Пока я пялился на конверт и раздевался, минутная стрелка перевалила далеко за “ноль-ноль” минут, и здание вот-вот начнет заполняться людьми. Ну отлично, теперь у меня есть всего пара минут, чтобы открыть конверт и посмотреть на то, что там - и если там вторая фотография, то мне надо успеть пережить целую гамму эмоций. И все это, пока на этаж не поднимется руководство: если, конечно, это не мистер Эрикксон шлет мне послания, то он не одобрит такого времяпрепровождения в рабочее время.
- Ну и что у нас здесь?
Я разрываю бумагу, сразу же выбрасывая обрывки конверта в мусорное ведро, и сжимаю в руках точно такую же небольшую глянцевую фотографию, как и вчера. Только изображение уже другое, и я чувствую, как у меня сердце делает небольшой кульбит в горле, пропуская пару ударов. Ладно, это уже не так весело.
На фотографии полумрак, и я стою на балконе, одной рукой сжимая бокал с вином, а другой - ну да, снимок. Я знаю точное время, когда она была сделана, и от одной мысли, что пока я стоял возле окна, попивая вино и размышляя над тем, что я недостаточно интересный для маньяка, кто-то на меня смотрел, меня передергивает.
Я трясу головой, нервно оглядываясь по сторонам - я точно знаю, что на этаже сейчас никого нет - у нас во всем здании система автоматического включения света, но… Но вчера я тоже не мог даже представить, что кто-то сфотографирует меня в моей же собственной квартире. А что если этот кто-то смотрит и сейчас? Ну, на мою реакцию.
Черт, подпись!
- Подпись!
Я снова разговариваю сам с собой, и мне совсем не нравится, что голос у меня звучит не то напугано, не то восхищенно - я пока не определился с гаммой эмоций, некоторые испытываю по этому поводу. Но дверь сегодня точно подопру стулом - на всякий случай. Впрочем, вполне возможно. что это чья-то шутка - хотя мне на ум не приходит ни единого человека, кто мог бы - и хотел бы - так надо мной подшучивать.
На обратной стороне, все таким же аккуратным почерком выведено: “Похоже, тебе понравился мой сюрприз. А мне понравилось то, как ты смотрел на него”.
- Мне понравилось, как ты смотрел на него… Ладно, дядя маньяк, это уже не совсем мило, это крипи.
- Юсс, ты почему еще не делаешь презентацию?!
Я вздрагиваю, едва не роняя фотографию, и пытаюсь дышать медленно, чтобы сердце не выскакивало из горла - это всего лишь мой босс, а не маньяк-фотограф. Успокойся, Юсс, выдохни. То, что тебе пришла уже вторая фотография с крипи-подписью еще ничего не значит. Может это тайный воздыхатель? Ну да, или мертвый турок-строитель, учитывая мое обычное везение.
- Доброе утро, мистер Эрикксон, уже сажусь, через полчаса будет у Вас.
Я кладу фотографию на стол рядом с собой - у меня темные, в таком освещении отливающие красным, волосы, тонкие пальцы на бокале с темным вином, и задумчиво-заинтересованный взгляд. Вчера я думал о том, что мой фотограф умеет ловить моменты, и сегодня я в этом убеждаюсь - на этой фотографии я выгляжу невероятно живым.
***
День проходит слишком быстро, отчасти потому, что работы оказывается так много, что у меня нет времени даже на обычный дневной кофе “привет, инсульт”, и отчасти - потому что мои мысли занимают фотографии. Вернее, тот, кто может их делать.
Я спускаюсь в метро, чувствуя как напряжение стягивает лопатки - нет, если бы я знал наверняка, что этот некто не хочет меня убить, а просто, ну, нравится ему фотки делать, мне бы может даже понравилось. Но учитывая, что в отличие от большинства персонажей фильмов ужасов, я эти самые фильмы смотрю и наизусть помню, то… Ну, ничем хорошим это обычно не заканчивается. Хотя, возможно это вовсе не фильм ужасов, а романтическое кино, и скоро мне придет букет алых роз с бриллиантовым кольцом, обмотанный радужным флагом и с билетами куда-нибудь на Мальдивы в качестве свадебного путешествия.
Зайдя в подъезд, я первым делом бросаюсь к почтовому ящику - охрана, глядя в камеры, наверняка недоумевает, почему кто-то из жильцов с горящими глазами и дрожащими руками ощупывает изнутри весь ящик. Может, думают, что я жду выигрыш в лотерею.
Стоп, камеры!
Интересно, если я приду на пульт и сделаю милые глаза, мне дадут посмотреть вчерашний вечер? Так я смогу хоть узнать внешность этого моего фотографа. Я решаю выйти завтра пораньше, чтобы успеть этим заняться, и поднимаюсь домой, замирая у порога. Рядом с дверью, у коврика, стоит стаканчик со все еще дымящимся кофе из Старбакса, и сверху, на ярко-красном стикере, красуется записка, которую я могу разобрать, едва наклонившись.
“Твой любимый. На четыре часа позже, чем обычно, но ты ведь любишь кофе перед сном?”
Кажется, инсульт у меня будет и без двойного Американо Гранде из Старбакса.
- Это уже совсем, совсем не смешно.
Я прихватываю стаканчик с собой в квартиру, и после короткого диалога с собой, выливаю ароматно пахнущий напиток в унитаз. Ну, я конечно обожаю Старбакс, но если там руфер, то боюсь мне будет совсем не до вкусовых и тонизирующих качеств. Господи, что ж за херня происходит-то?
***
На ночь я все-таки подпираю дверь стулом - на всякий случай, хоть это и попахивает паранойей. Ну, вряд ли, конечно, стул меня спасет, но я хоть успею вызывать полицию. Наверное.
Перед тем, как устроиться в постели, я долго разглядываю вид с окна - я живу на достаточно высоком этаже, и понятия не имею, откуда могла быть сделана эта фотография. Не сидел же он где-то на крыше с биноклем только для того, чтобы запечатлеть меня, разглядывающего фотографию?
Вы фильм Нолана смотрели? Вот-вот. Сон во сне, фотография в фотографии.
Я ворочаюсь, прислушиваясь к каждому звуку, и вздрагиваю, окончательно выныривая из дремы, когда у соседей сверху падает что-то тяжелое - это не первый раз, мне кажется, у них там вообще поле для гольфа или хоккея, судя по звукам. Но сегодня этот звук не успокаивает, как обычно, и вместо мыслей “я не один бодрствую в такой поздний час”, вызывает небольшой приступ паники. Вот уж не думал, что пара фотографий и стаканчик с кофе меня так напугают. Может быть, это и правда какой-то тайный поклонник?
По крайней мере, в версию с поклонником поверить легче, чем в версию с маньяком, который почему-то, вместо того, чтобы просто меня убить, решил прислать мне романтическую фотку. Какой нормальный маньяк будет такое делать?
Я утыкаюсь лицом в подушку и лежу так несколько минут, пока голова не начинает кружиться от нехватки кислорода - я же уснуть хочу, а не сознание потерять! Хотя, учитывая, что время движется к четырем утра, мне скоро станет все равно. Ненавижу приходить на работу, поспав всего пару часов.
Телефон вибрирует совсем рядом с головой - да, я из тех людей, которые смотрят социальную рекламу из серии “оградите себя от рака мозга”, а потом кладут эту ужасную, излучающую радиацию, машину рядом со своим мозгом. Ну, так я по крайней мере, слышу будильник, и не боюсь проспать работу - почему-то, когда телефон лежит дальше расстояния вытянутой руки, я его упорно игнорирую.
Сон не идет, и я уже почти готов сдаться и перестать пытаться, к тому же - нервы натянуты так, что сердце то и дело прыгает в горле и совершает разные другие фокусы. на которые оно, по-идее, не способно.
Я тянусь к телефону и несколько секунд моргаю - после темноты комнаты, свет с экрана кажется ослепляющим и выжигающим сетчатку, и мне нужно время, чтобы сфокусироваться на тексте пришедшего сообщения. Что…
Я резко сажусь, чувствуя, как пульс колотится, отдаваясь в ушах, и тру глаза, перечитывая сообщение еще раз, и подтягивая к себе колени. О, Господи.
Сообщение с анонимного номера, в почти пять часов утра, в самое, черт его возьми, темное предрассветное время, априори не могло быть чем-то хорошим. Ну там, “Юлиусс, мы рады сообщить Вам, что Вы выиграли в лотерее” или “Юлиусс, мы повышаем Вас в должности”, на худой конец просто обычной, ничем не примечательной смс-рассылкой. Нет. Нет-нет-нет. Ничего похожего.
“Если твоя бессонница - следствие моих действий, приношу глубочайшие извинения. Кофе в такое позднее время могло создать неверное впечатление. Спи, пусть сон твой будет безмятежен”.
- Пусть сон твой будет безмятежен. Да ты издеваешься?!
Я произношу это вслух, в полный голос, и сам пугаюсь его звуков, слишком громких в пустой и темной квартире. Откуда он знает, что я не сплю? Вопросом “откуда он знает мой номер”, я даже не задаюсь - учитывая, что у квартиры меня ждал стаканчик из Старбакса, боюсь, он знает не только номер моего телефона. Какого черта происходит?
У меня на глаза наворачиваются слезы, и я со злостью закусываю губу - я так давно хотел, чтобы моя жизнь перестала быть серой и скучной и, кажется, мое желание осуществилось. только вот не совсем так, как я предполагал. Что ему от меня нужно?
Я стискиваю телефон в руке и уже начинаю набирать ответное сообщение, когда понимаю, что не смогу его отправить - номер ведь не определился. И он всерьез думает, что я после такого усну?
Пульс потихоньку приходит в норму - невозможно постоянно бояться, это же, в конце концов, не призрак, а человек, а значит, если он попробует предпринять… ну, что-то, я всегда смогу вызвать полицию. Благо, приезжают они быстро: когда-то я вызывал их к ночному клубу, правда, лет пять назад, когда мой, хм, друг, полез в пьяную драку. ну и времена были.
- Надеюсь, страшный маньяк не понатыкал камер в мою квартирку.
Я тру глаза и сползаю по подушке, чувствуя, как сонливость накатывает волнами - похоже, адреналин немного схлынул, и теперь на его место пришла усталость. Завтра. Завтра я проснусь, позвоню на работу, чтобы сказаться больным, и спокойно обо всем подумаю. Проверю квартиру на предмет камер, схожу к охране, чтобы попросить взглянуть на камеры в подъезде, постараюсь узнать что-то о моем маньяке. Завтра я со всем этим разберусь.

@темы: POV, G, Юмор, Слэш, Миди, Детектив, R