02:24 

Дата

Автор: Daykiry
Фэндом: Ориджиналы
Пэйринг или персонажи: м/м
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Психология, Повседневность, POV, ER (Established Relationship)
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Идеальная жизнь с идеальным партнером иногда не то, что нужно человеку. Джейкоб не помнит точно, сколько встречается уже со своим партнером, сколько они живут вместе и как давно знакомы. В его голове не сохранилось ни единой даты, связанной с их отношениями.
Зато он помнит хорошо другую.
Пятнадцатое октября.


Примечания автора:
Честно говоря, я не могу сказать, что точно побудило меня написать эту работу. Но во мне она порождает исключительно светлые эмоции.
Для меня это история о правильном выборе, который так важно делать в нашей жизни. Пусть иногда немного позднее, чем нужно, но все же вырываться из привычной рутинной паутины и делать выбор, который возможно приведет нас к более счастливой жизни.
Я ни в коем случае не хочу породить ни в одном из читателей какие-то грустные и ангстовые эмоции. Пожалуйста, помните об этом, когда будете читать.

И да, я не слишком люблю POV. Но для лучшего восприятия повествование от первого лица мне показалось более подходящим. Когда я только начала думать об этой работе, то в моей голове сразу выскакивали фразы именно от лица персонажа, потому POV и бы использован.



Это было совершенно обычно для нас. Мы шли, куда хотел Дейв, делали то, что хотел Дейв, вели себя так, как хотел Дейв.

Сколько мы уже вместе? Три года? Четыре? Честно говоря, я плохо запоминаю даты, особенно, когда каждый день становится похожим на предыдущий.

Мы с Дейвом познакомились на дне рождении нашего общего друга. Я тогда только-только закончил колледж и считал себя молодым и перспективным журналистом. Конечно, у меня еще не было постоянной работы, зато было множество амбиций и уверенность в собственных силах. Куда без этого? Я ведь подрабатывал внештатным корреспондентом в одной, пусть и очень тухлой, газетенке. И это в то время, когда мои одногруппники даже не думали о том, что нужно набираться опыта.

Впрочем, мой опыт мне не слишком помог. Точнее, даже сыграл со мной злую шутку. После «New Castle» меня никто не хотел брать. «Замок» завоевал не слишком хорошую репутацию среди местной прессы, потому и работников оттуда брали с большой неохотой. Зато стало понятно, почему в сам «Замок» брали с таким энтузиазмом.

Впрочем, именно из-за «Замка» мы с Дейвом и познакомились.

Нет, сначала все шло как обычно. Ну, вы наверняка сами знаете эти вечеринки, когда тебе без году неделю можно употреблять законно алкоголь. Если не знаете, то я вкратце обрисую. Это множество полуголых тел, рассыпанная марихуана на столе и алкоголь, который вливается в тебе литрами. После этих вечеринок помнишь мало что, а то что помнишь хочется немедленно забыть.

Вот именно на такой вечеринке мы с Дейвом и познакомились.

Я сразу понял, что он из «нашей команды». Высокий, подкаченный и загорелый брюнет в слишком обтягивающей футболке и совершенно равнодушно смотрящий на Анну, что так упрямо крутила перед ним бедрами, которые едва прикрывались полоской ткани, именуемой юбкой. Совершенно точно он был из «нашей команды». Собственно, еще он был в моем вкусе, так что я подошел к нему сразу, как только текила в моем организме дала в голову.

Как оказалось, я тоже оказался во вкусе Дейва. Мы провели прекрасную ночь, подробности которой я плохо помнил, но зато мое тело настолько все горело от свежих засосов, а между ног явно образовался небольшой кратер, я сделал вывод, что ночь была жаркой и не прошла зря.

Впрочем, и присутствие Дейва в моей малогабаритной квартире с утра следующего дня говорила об этом же.

Тогда-то он, проснувшись к вечеру, приняв душ и выпив на пару со мной бутылку пива, чтобы опохмелиться, и заметил выпуск «Замка» у меня на тумбочке. Брезгливо взяв его двумя пальцами, словно держа в руках что-то крайне мерзкое, он повернулся ко мне и покачал рукой. Дешевая газетная бумага зашуршала, рассыпаясь от его пальцев в стороны и повисая безжизненными крыльями.

— Только не говори, что ты это читаешь, — сказал он, морща свой почти идеальный нос с едва заметной горбинкой.

— Я это не читаю – я в этом работаю, — фыркнул я, доставая из холодильника еще одну бутылку пива. В том возрасте я не знал меры, и уж если начинал, то не мог остановиться.

— Господи, — закатил глаза Дейв.

Причину его презрительных ноток мне пояснили чуть позже. После еще одной бутылки и косяка, забитого марихуаной. И умопомрачительного секса прямо на полу кухни. Дейв не брезговал, мне было все равно. И это было просто прекрасно.

После он сказал мне, что не собирается встречаться с человеком, который работает в «Замке». Я сначала хотел возмутиться, но слово «встречаться» мне польстило, а после меня и вовсе повергли в удивление новостью, что Дейв работает в «The Bay’s Mirror». Это очень круто, поверьте. «Зеркало» являлось той газетой, попасть в которую мечта любого выпускника журналистского факультета даже самого захудалого колледжа.

Я не был исключением. Потому, когда Дейв предложил мне пойти на собеседование, я лишь с энтузиазмом согласился, не став задаваться вопросом, как мой новый партнер будет устраивать это собеседование.

С Дейвом всегда так было. Никаких проблем вокруг. Он окружал меня всегда тем миром, в котором мне было комфортно, уютно и я знал только то, что мне Дейв позволял знать.

Меня устраивало. Я удачно устроился в «Зеркало», успешно делал там карьеру и мне не нужно было совершенно ничего, кроме Дейва.

— Ты слишком к нему привязан и слишком от него зависишь, — Николь покачивала пальцами с непозволительно, даже пугающе длинными красными ногтями над пепельницей. Между пальцев дымилась тонкая сигарета, источавшая терпкий дым с вишневым запахом.

Это был вечер пятницы. Мы заскочили в небольшой бар на углу Уоллис-стрит , чтобы пропустить по стаканчику и разойтись. Николь – это моя старая школьная подруга. Я ее знаю настолько давно, что помню, как она ходила с длинной черной челкой и сильно подведенными глазами, отдаваясь моде на готику, потом как носила брекеты и постепенно высветляла волосы.

Теперь она работала дизайнером одежды, но сама одевалась совершенно безвкусно. Говорила, что так выражает свое «я». Впрочем, ей это совершенно не мешало быть самым рациональным человеком из всех тех, кого я знал.

— Он тобой вертит, — продолжала она, стряхивая пепел. — А ты и поддаешься. Конечно, тебе так проще. Но рано или поздно тебе придется быть самостоятельным. А это, увы, будет сложнее сделать после подобного контроля.

— Ты преувеличиваешь, — я фыркнул и несколько недоверчиво посмотрел на нее. — А даже если и нет, то это не так уж плохо. То, что он вертит мной. Это его способ показывать привязанность. Он ведь ни разу не позволил себе ничего лишнего.

— Пока, Джей, ключевое слово «пока». Он пока не позволил себе ни разу ничего лишнего.

Тогда мы с Дейвом встречались четыре месяца. И я действительно чувствовал себя гортензией в оранжерее, да только не думал, что это плохо. Мне было комфортно, ему тоже.

У нас с ним все очень быстро развивалось, на самом деле. Уже через два месяца мы стали вместе жить, а еще через пять решили завести собаку. Вы, может, и засмеетесь, но собака – это очень серьезно, поверьте. Почти, как ребенок.

Мы назвали ее Себастьян. Хотели назвать. Но она упорно откликалась только на Томми, потому Себастьяном она осталась только на бумагах. Это был английский кокер- спаниель. Мы взяли его в возрасте три месяца из какого-то очень модного клуба за баснословные деньги.

Я сопротивлялся несколько минут. Мне казалось глупым тратить такую сумму денег на собаку, которую можно взять с улицы или в приюте совершенно бесплатно. Но Дейв не желал разговаривать об этом. Он был приверженцем всего элитного. Домашний любимец входил в эту же категорию.

— С собакой сегодня ты гуляешь, — услышал я недовольный голос из-под подушки. Томми скреб когтями дверь, сдирая остатки лака на ней.

— Было бы неплохо наконец сделать график, — бурчу я и поднимаюсь.

Спорить было бессмысленно. Тем более, я еще позавчера себе пообещал бегать по утрам каждый день. Прогулки с Томми были прекрасным поводом начать бегать не с понедельника, а сегодня. В воскресенье. В единственный день, когда я мог выспаться.

В субботу, конечно, теоретически тоже можно было. Но суббота всегда выпадала после бурного вечера пятницы.

Мы жили уже третий год вместе. Или четвертый? Видите, я действительно путаю даты.

В нашей жизни мало, что изменилось. Работа, клубы, секс. Это было настолько привычно, что менять что-то не то чтобы хотелось – было попросту страшно.

В парке возле нашего дома собак выгуливать, к счастью, было можно. В прошлом месяце хотели запретить, но на собрание жильцов все-таки постановили, что выгул разрешен. Это радовало. Потому что другой парк был в нескольких кварталах, а это значило, что вставать нужно было еще раньше.

Поверьте, когда спите в сутки не более трех-четырех часов, даже лишние пять минут становятся настолько желанными, что их невозможно променять на что-то. Даже на миллион долларов.

Хотя, конечно, вы понимаете, что тут я погорячился. Ради миллиона долларов я бы встал на пять минут раньше.

Столь ранним воскресным утром в парке народу было немного. Точнее, совсем никого. Я отпустил Томми с поводка и пошел вслед за ним, весело бегущим по тротуару, а потом уносящимся на газон. Конечно, никакого бега. Во-первых, в воскресенье новую жизнь не начинают, во-вторых, в моей руке стакан с кофе, в-третьих, зачем мне вообще сдался этот бег? Я и пары метров не пробегу из-за курения. И алкоголя. И слишком уж активного секса в несколько заходов.

— Простите, — меня кто-то тронул за плечо и я резко обернулся, видя перед собой незнакомого мне парня.

— Прощаю, — сказал я, но вопросительности в моем взгляде это не убавило. — Вам что-то подсказать?

Парень улыбнулся:

— Нет, не надо. Вы уронили, — и он протянул ладонь.

Мои ключи от квартиры. Ну, конечно, это было в моем стиле уронить то, что по-настоящему важно.

— Спасибо, — улыбнулся я в ответ, хоть и не очень приветливо и дружелюбно. Но я был благодарен, просто приветливость и дружелюбность плохо отражаются в семь утра.

— Ваш пес? — вместо того, чтобы уйти, парень кивнул на носящегося по газону Томми. Я вздохнул, с укоризной смотря, как тот пожирает какие-то цветы, высаженные трудолюбивыми работниками парка. Но окрикивать не стал – слишком лениво было.

— Как видите, — кивнул я.

— Красивый. У моей сестры тоже кокер-спаниель, только девочка. Вы никогда не думали о том, чтобы устроить ему свадьбу?

— Кастрировали еще в полгода, так что не думали, — фыркнул я.

Вообще-то, вопрос кастрации был очень острым. Я был категорически против. Я сам мужчина и понимаю, что лишать животное таких прелестей жизни, как секс недопустимо. И совсем неправильно. Дейв же, как обычно, меня не слушал и сказал только, что не желает, чтобы его квартира полностью пропахла псиной из-за меченной территории. Тут он, конечно, прогадал – Томми все равно метил. И все равно царапал пол и рвал дорогущий кожаный диван в самые острые периоды. Видимо, с инстинктами у некоторых ничего поделать было нельзя.

— Жаль, — тем временем продолжал разговор парень, а потом вдруг снова протянул мне ладонь. — Меня Клаус зовут.

— А борода где? — автоматически схохмил я, тут же прикусывая язык. Но парень не обиделся, а продолжал улыбаться. Потом оказалось, что он привык к подобным шуточкам, но свое имя все равно любил.

Он вообще многое любил. Животных, детей, взрослых. Постоянно подкармливал бродяг и отдавал им свежие выпуски газет. Говорил, что не все они виноваты в том, что лишились крыши над головой. Может, был и прав. Я не особенно вникал, честно говоря.

Он действительно был, как Санта Клаус – добрый волшебник, который спускался к нам, смертным, с хорошим настроением и подарками. Ведь на каждую нашу встречу он приносил что-то новенькое. Конечно, не слишком дорогое. До новомодных гаджетов, которыми меня задаривал Дейв это не дотягивало по цене, но я удивительным образом проникался и старой книгой, которую читали до меня явно тысячи людей.

Не знаю, как у него это получалось. Может, действительно какое-то волшебство.

Также я понятия не имел, как и почему мы так быстро начали хорошо общаться. Когда я стал пропускать тусовки в клубах, чтобы залезть на крышу многоэтажки, когда стал вставать раньше на полчаса без миллиона долларов, ради того, чтобы раздать горячую еду бездомным. Когда стал врать Дейву и говорить, что уезжаю к родителям на выходные, ради того, чтобы провести это время с Клаусом.

— Надо прекращать, — сказал я в один из тех уикендов, что мы были вместе. — Так действительно не может продолжаться.

Клаус подтянул меня ближе к себе и тронул губами висок. Этот жест всегда меня успокаивал. И мою совесть тоже.

Он никогда не просил меня оставить Дейва. Наверное, думал, что не слишком серьезно просить о таком, когда он сам жил в однокомнатной съемной квартире на краю города и зарабатывал в раз десять меньше Дейва. Но дело было не в деньгах.

Я настолько привык к Дейву, что уйти от него казалось окончанием моей жизни. Что это полностью перечеркнет ее, случится конец света или что-то в этом роде.

Да и не заслужил Дейв подобного. Не заслужил моих измен и такого отношения. Он ведь сам никогда не изменял, а ведь мог – с его-то внешностью, прекрасным чувством юмора и действительно богатым внутренним миром. Но не настолько богатым, как у Клауса.

— Надо прекращать, — повторяю я, глядя на трещину в потолке.

Клаус молчит и лишь прижимает меня к себе крепче. Наверное, не хочет отпускать, но не может попросить остаться.

И я ухожу.

Это было совершенно обычный день для нас. Мы шли, куда хотел Дейв, делали то, что хотел Дейв, вели себя так, как хотел Дейв.

В этот раз это был званый вечер у его родителей. Да, с ними я тоже успел познакомиться. И они были совершенно не против ни ориентации своего сына, ни меня в качестве частично приживалки.

— Тебе идет черный, — Дейв подходит ко мне со спину и помогает завязать галстук, глядя в мое отражение.

— Я знаю, — фыркаю я, не отводя взгляда от его черных глаза, прожигающих дыру во мне.

— Ты стал другим в последнее время, Джейкоб.

— Тебе кажется.

— Нет, не кажется. Я тебя давно знаю. Расскажешь, что происходит?

Я первым отвожу взгляд и хочу отвязаться какой-нибудь фразой. Вроде плохого самочувствия или чего-то в этом роде, но меня спасает трель телефонного звонка. Дейв отпускает мой галстук и идет на звук, а я облегченно вздыхаю.

Через несколько недель я внезапно начинаю понимать, что мне… никак. Совсем.

Что уже не первый месяц я не чувствую к Дейву того, что должен чувствовать к человеку, с которым завтракаю, занимаюсь сексом и сплю. Меня устраивает, но я давно не получаю от этого кайф. И у меня есть только один человек, с которым я могу об этом поговорить.

Ногти у Николь в этот раз зеленые с желтыми стразами. Такие же пугающе длинные. Только цвет волос теперь черный, да и сами волосы обрезаны совсем коротко. Я отмечаю то, что стрижка ей идет, Николь только отмахивается – понимает, что не за этим мы с ней встретились.

— А я говорила тебе, — она вновь закуривает. Сигареты все те же – с вишневой отдушкой. — Но ты не слушал. Или не слышал.

— Что? — я кривлю рот, потому что совсем ничего не понимаю.

— Знаешь, Джей, все рано или поздно заканчивается. Любовь тоже. Если постоянно не раздувать огонь – она погаснет.

— Хочешь сказать, что мой огонь любви с Дейвом погас? — я фыркаю. Это звучит так пафосно и бредово, словно мы сейчас в какой-то очень дамской книжонке бульварного происхождения.

— Хочу сказать, что уже даже угли успели истлеть.

Я смотрю на горящий кончик ее сигареты, так ассоциативно предстающий сейчас прямо перед взглядом.

Еще несколько недель я пытаюсь разобраться в себе. Кажется, это уже пятый год нашей жизни. Или четвертый. Я все еще путаюсь в сроках. И почему-то именно это заставляет меня застыть на месте во время очередного наматывания кругов по спальне.

Я долго думаю, что в этом не так, пока наконец не понимаю.

С Клаусом я помню первый день нашего знакомства. Я помню дату. Пятнадцатое октября. Сейчас двадцатое ноября. Больше года уже прошло…

Еще через неделю я ухожу от Дейва. Не беру с собой ничего из его подарков, кроме телефона – он мне нужен по работе. Считаю, что брать подарки в такой ситуации неправильно. Правда, потом все равно узнаю, что он выбросил их.

Но тогда Дейв меня ни о чем не спрашивал. Он лишь смотрел на мои сборы и не пытался остановить. Наверное, понимал, как и Николь, что рано или поздно это случится.

Только, когда я был у самой двери, он спросил.

— Ты уверен, Джейкоб? — наверное, он единственный человек, который всегда называл меня полным именем.

Я поворачиваюсь к нему и широко улыбаюсь.

Я уверен.


@темы: PG-13, POV, Romance, Закончен, Мини, Психологический рассказ, Слэш

Комментарии
2014-06-12 в 02:38 

lady_demona
человек рождается свободным, но повсюду он в оковах…
Daykiry, спасибо. :hlop:
читать дальше

2014-06-12 в 02:46 

lady_demona,
Я тут пока купаюсь в эмоциях и наверное адекватно не получится, но это такой правильный рассказ.
Спасибо вам большое. Я очень рада, что рассказ показался вам именно правильным. Это очень хорошее слово, так точно совпадающее с моими ощущениями после написания : )
Так трудно решится на это, особенно когда вокруг твердят, что синица в руках лучше журавля в небе.
В этом вы правы. Но иногда необходимо делать шаг в неизвестность.)

     

~Библиотека Ориджиналов~

главная