Lupulus
Название: Дружба
Автор: <<Маска>>
Рейтинг: G
Статус: Закончен
Жанр: Драма, психология.
Саммари: Как помочь другу вновь встать на ноги?

- Ты нечто!
- Исчезни...


Злость давно убила его. Поглотила. Высосала все силы, не позволив двигаться дальше. Он прикован к этому креслу. "Ненавижу-ненавижу-ненавижу...Господи, за что?!" Четыре года бесплодных попыток, он устал верить. Злость скалит зубы, отражаясь в зеркалах и стекле. Слишком тяжело для одного человека. Для одного слишком гордого человека...
Маркус приходит иногда навестить. Сидит напротив, забравшись в кресло с ногами. В волосах засохшая краска, а в глазах солнце. Щурится, глядя в окно, и болтает. Прямо, как в детстве. Но прошлое ушло: двенадцатилетние подростки не бреются каждое утро. Хосе чувствует себя стариком. В этой залитой светом комнате ему кажется, что он слеп. Словно на дворе не полдень, а полночь. Маркус смотрит в глаза и улыбается. Но Хосе уже не знает особенная ли эта улыбка?

- Сыграй что-нибудь!
- Тебе надо, ты и играй.


Хосе повезло. Он один из тех немногих счастливцев, кого деньги заботить не будут никогда. Эта вилла, эта еда, этот вид за окном ему принадлежат по праву крови. Богатое наследство. Везунчик. Хосе четыре года не может сделать шаг самостоятельно. Чудом выживший счастливец смотрит в окно безучастно, заставляя Маркуса ненавидеть судьбу. Он бы показал Хосе свои картины, и, может, споря о искусстве за чашкой кофе в новом городе, они бы, как в старые добрые времена, пошли бы по узким пыльным улицам вниз, к морю. Старуха Мануэла обругала бы их за сорванные еще не зрелые апельсины, и от её ворчанья пришлось бы спасаться бегством через дворы солнечно-белых домов. Но этого не будет. Увы-увы...
Режущая ступни галька на пополам с песком, отпугивающая туристов, им с Хосе была не по чем. А сейчас Маркус один бредет по береговой линии и не знает, как ответить на не заданные вопросы. Его друг не говорит ничего. Словно не они вместе зарабатывали ему, Маркусу, в рыбацком порту деньги на масляные краски. Словно не Хосе был первым нарисованным им человеком. Словно не они ночью сбегали на Ла Солкудо, чтобы подглядывать за молоденькими туристками. Разве не они, глядя на море, клялись, что обязательно увидят весь мир? Что примут участие в корриде и когда-нибудь помахают капоте перед носом полярного медведя? Что перекричат итальянца и уведут любовницу у француза? Что совершат множество безумств и никогда об этом не пожалеют? А сейчас все слова тонут в шуме прибоя и гвалте чаек, пытаясь разбить, разорвать их судьбы. Солнце заходит, будто предупреждая: "Делай что-нибудь!"
Маркус знает наизусть диагноз и назначенный курс лечения. Он бы все эти четыре года торчал возле Хосе, только вот мать и две сестры тоже любят есть. Регулярно и вдоволь. Агата шутит порой: "Если бы ты постоянно был с ним, то он бы обязательно встал! А потом побежал бы, брат. От тебя, на край света." Маркус смеется, а после не спит всю ночь. Если бы это вправду помогло...
Врачи - самые лучшие, и деньги тающие, как сахар в чае, приносят ответ: "Причина - Хосе." Хосе не может встать, потому что не верит в свое исцеление. Каждый день он выполняет специальные упражнения, пьет витамины, но, ступая самостоятельно, не может пройти и метра. "Ох уж и упрямец твой друг, сын!" - "Он с пеленок такой," - убежденно отвечает Маркус. Время течет лунным светом на землю, порождая в сердце бурю. А в Алтеа приходит гроза...

- Помнишь, тебе дразнили "Чики"?
- Я давно вырос.
- Ага...ты и на девчонку уже давно не похож!
- Молчал бы ты, Куса...


Хосе эту кличку в детстве терпеть не мог, да и сейчас сквозь зубы терпит. "Чики-Чики-Чики-Чики!" - со всех сторон. Имя его первой любви и по совместительству первого неудачного опыта в налаживании отношений с противоположным полом. Когда Хосе сорвался, они сидели в церкви Святого Михаила и плакали. Хосе, потому что обидно, а Маркус за компанию. На следующий день устроили драку, закончившуюся ссадинами и дружбой "на века". После гоняли в мяч по склонам, таскали фрукты на рынке, просились рыбачить в море... Бездонное небо смотрело, как они растут. Только небо и видело, как Хосе переломал себе все кости, упав с уступа на камни...
Маркус приходит, но у его друга уже есть посетитель. Донсия. Сладкая девочка. Не говорит, поет. Рассказывает Хосе о подвигах Маркуса. О его участие в корриде на прошлую Пасху, о которой тот Хосе ни слова. Словно преступник не скрывший улики. Когда бывшая подруга по играм уходит, за окном тлеет закат. Выйти бы на террасу, вдохнуть полной грудью и начать бы жить заново. Но Хосе смотрит злее взбешенного быка, а Маркус знает, что виноват. Ведь обещал, что "вместе". Предатель. Обманщик. Убить тебя мало... Хосе отталкивается от коляски, делает шаг и впечатывает кулак в скулу друга. Со всей дури. Драка...
Они сидят в большом продавленном кресле. Спина к спине. В детстве вдвоем в нем помещались. Упирались плечами друг в друга и слушали байки старика Хосе с открытыми ртами. А сейчас оба в плечах вымахали, давно не те костлявые щуплые оборванцы. Но так лучше... Сидят: Хосе ноги на стол положил, Маркус с подлокотника свои свесил. И болтает ими, шатая мебель. Оба тяжело дышат.

- Сожжем твою коляску. К черту!
- Железо не горит...
- Так сожжем?
- Сожжем...


А в приют они новую купят. Вместе. И мир тоже увидят вместе. Хосе теперь может идти, а Маркус теперь знает, когда подхватить. Не пропадут. Ветер треплет ткань штор, а Хосе думает, что хотя полночь, кажется - полдень. Хорошо...

- Эй, Куса!
- Чего?
- Ты нечто.
- Ха! А знаешь что?
- Что?
- Я не исчезну, Чики. Не дождешься...


@темы: Психологический рассказ, Мини, Закончен, Драма, G