Makoto Ami
{censored}
Автор: Riko-chan and Юико Хаватари
Бета: ice-linx
Фэндом: слэш ориджинал (психологический роман)
Пейринг: м/м
Рейтинг: NC - 17
Жанр: драма, повседневность, романтика, слэш
Дисклаймер: Все наше*__*
Статус: в процессе
Саммари: Какие трудности придется пройти главному герою, чтобы попрощаться с прошлым и освободить сердце!


Глава 8
Правда порой бывает мерзкой.


Он все еще молчал и удивленно смотрел на меня.
- Просто встретил твою сестру и она сказала, что ты все еще болеешь. Мне стало так стыдно за то, что я такая дрянь, и за целую неделю так не позвонил. Прости, – сказал я, пользуясь его молчанием. Никита был таким смешным. Стоя и держа одеяло одной рукою, второй он потянул меня за курточку, затягивая в квартиру. Потом закрыл дверь и подошел как можно ближе, все еще смотря на меня широко раскрытыми глазами и сжимая в руках одеяло.
- Ты меня пугаешь, – сказал я, улыбаясь ему.
Вздохнув, Никита положил голову мне на грудь. Я крепко обнял его. Даже сквозь одеяло чувствовалось, что у него температура.
- Я так сильно соскучился, – прошептал он.
- Неужели так сильно? – улыбнулся я, отодвигая его от себя.
- Да, – ответил парень, краснея. – Проходи!
Пока я снимал курточку и обувь, он пристально наблюдал за мною. Потом без объяснений взял меня за руку и потащил на кухню. Я сел на небольшой диванчик и стал наблюдать, как мальчишка поставил чайник. Никита достал чашки и начал насыпать туда заварку. Потом он повернулся ко мне лицом и натянул одеяло, так что еле были видны глаза.
- День!
- Что?
- Мне холодно, – прошептал Никита.
Я лишь улыбнулся. Мне было не видно, но, скорее всего, он покраснел. Я понял, что мальчишка имеет в виду. Встав с дивана, я подошел к Никите и аккуратно обнял парня. Он крепче прижался и уткнулся носом в мою шею. Это было приятное ощущение. Аккуратно просунул руки под одеяло, дотронувшись к его обнаженной кожи на спине, ближе прижался. Почувствовал, как по Никитиному телу побежала мелкая дрожь, но он по-прежнему крепко сжимал одеяло в руках. Очертив пальцами силуэт спины, я поцеловал парня в шею. Новая волна дрожи и его губы находят мои. Я продолжаю изучать тело Никиты, такое худенькое, но теплое и приятное на ощупь. Кончиками пальцев дотрагиваюсь до его бедер. Он отрывается от моих губ и громко выдыхает. Закружив по кухне, мы остановились около все того же диванчика. Никита пристально наблюдал за своими пальчиками, которыми изучал мое лицо. Пробежав пальцами по губам, он нежно поцеловал меня и посмотрел мне в глаза.
- День…
- Что такое?
Он опустил взгляд, потом снова поднял и только он открыл рот, как раздался телефонный звонок. Я подпрыгнул от неожиданности, отскочив от Никиты, который заматерился и отошел от меня, подтянул рученьками одеяло, и взял с полки свой телефон, который собственно говоря, и звонил.
- Да!
Я начал смеется с себя, что так глупо испугался. Никита понял, из-за чего смеюсь и начал улыбаться.
- Да. Пришел.
- Ага.
- Хорошо.
Он положил трубку и улыбнулся.
- Что там? – поинтересовался я.
- Сестра. Она говорит, что будет через час.
- У нас всего минут сорок?
- Да, – расстроился Никита и принялся заваривать чай.
Я сел на диванчик. Парень поставил чай на стол и залез на диванчик с ногами, сев как можно ближе ко мне, и положил свою голову мне на плечо.
- Ну, обними меня! – попросил Никита, хитро улыбаясь.
Я послушался и обнял его за плечи. Он довольно улыбнулся.
- Ну, что ты делал целую неделю?
- С учебою завалы, – ответил я.
- Я хочу уже выбраться на улицу. Надеюсь, меня в понедельник уже выпустят.
- Лучше сиди дома, а то снова заболеешь.
- Издеваешься?
- Нет, забочусь о тебе.
- Приятно слышать, – улыбнулся Никита и поцеловал меня.
- У меня еще одна новость.
- Какая?
- Мне нужно будет уехать на неделю…
- Как это? – он оторвался от моего плеча и удивленно на меня посмотрел.
- У моей мамы День Рождения. И я должен поехать на неделю домой!
- И когда это будет?
- Через неделю.
- Это пятнадцатого?
- Ага…
- Целая неделя? Мне будет тебя не хватать...
- Не иронизируй.
Никита недовольно посмотрел на меня.
- Знаешь...,- начал он возмущенно, но я его перебил:
- Никита, заткнись!
Мальчишка обижено отвернулся. Взяв его за подбородок, я заставил посмотреть на меня. Парень застыл на месте, смотря на меня широко раскрытыми глазищами.
- А ты скучать будешь? – прошептал он.
Я молчу. Не могу ничего ответить. По телу побежал ток, когда его пальцы снова прикоснулись к моим губам. Мы целуемся, вроде впервые. Еле дотрагиваясь друг друга губами, слушая дыхание и считая бешеные ритмы сердца. Язык проскальзывает по губам. Я запускаю руки в одеяло и медленно прижимаю мальчишку к дивану. Еще секунда и он полностью лежит на спине, крепко сжимая мою футболку на спине. Я нависаю над ним. Мои пальцы скользят по его телу. Целую его шею и медленно спускаюсь ниже. Никита начинает тяжелее дышать и немного выгибается, когда мои губы касаются его живота. Начинаю двигаться выше, покусывая шею и губы, оставляя дорожку из поцелуев. Раздвигаю его колени и прижимаюсь к нему ближе. Мои поцелуи углубляются. Кончиками пальцев я провожу по его бедрам, ногам. Не спеша, как можно медленнее подушечками пальцев изучаю стройное и худенькое тело мальчишки.
- О боже…- шепчет он.
Чувствую что у парня жар и очень высокая температура.
- День, мне дышать почему-то тяжело, – говорит мне Никита.
Я слез с него.
- Прости, - извинился я.
- Нет, не извиняйся. Это все я, - расстроился он.
- Это все из-за высокой температуры, - ответил я, щупая его лоб и укрывая белобрысого одеялом.
Он сел, спустив ноги на пол. Я встал с дивана, налил воды в стакан и, сев рядом, протянул его Никите.
- Где твои таблетки? – спросил я, видя, что парня трясет.
- В спальне.
Я нашел таблетки, что сбивают температуру и, вернувшись на кухню, дал две Никите. Подождав, когда он их выпьет, я забрал у него стакан и, взяв его в охапку, под Никитины протесты, потащил в спальню.
- Ну что ты делаешь? – запротестовал он.
- Я тебя спать уложу. Тебе же плохо. У тебя бывала вообще такая высокая температура? Или это я виноват? – спросил я, укладывая его в постель.
- Так уже неделю подряд, - расстроился Никита. – Ты - самое хорошее, что случилось за эту неделю, – искренне улыбнулся он.
- Ладно, я пойду уже.… Ведь скоро придут твои родители.
- Я так не хочу, чтобы ты уходил, – еще больше расстроился Никита.
- Уже поздно! Не провожай. Я сам пойду. Утром позвоню, - сказал я, убирая прядь волос с его лица.
Я встал и быстро одевшись, вышел на улицу. Пройдя пару метров, снова встретил Лилю.
- Мама иди домой, я сейчас приду! – крикнула она родителям и подошла ко мне. – Ты от нас?
- Да. Слушай Никите плохо очень. Может ему скорую вызвать?
- Да? Ну, знаешь, мама решит, нужно вызывать или нет. У него третий день температура высокая. Наверное, что-то с легкими.
- Я волнуюсь! Слушай, Лиль, ты смотри за ним. Хорошо?
- Хорошо, – немного удивленно произнесла девушка.- Слушай, можно вопрос? – спросила она покраснев.
- Конечно! - Теперь уже удивился я.
- Что у тебя с моим братом?
- Зачем спросила? – еще больше удивился я.
- Я тоже волнуюсь за него! Последние две недели его совсем не узнать.
- Как это не узнать?
- Он все время молчит и постоянно замкнут в себе. Это не свойственное поведение для моего брата.
- Не знаю, почему ты так говоришь. На самом деле все в порядке. Это его подростковые тараканы! Пройдет.
- Ладно, извини за допрос.
- Ничего, Лиль.
- Все равно, это все мне кажется неправильным.
- Про что ты? – удивился я.
- Ему с тобой лучше не будет, – серьёзно произнесла девушка.
Я удивился еще больше.
- То есть? Что ты имеешь в виду?
- Та ничего. Не важно. Ладно, мне нужно идти…
- Пока тогда. Никите привет, – улыбнулся я, выбросив это с головы.
- Пока! – помахав мне рукою, она направилась домой.
Когда добрался домой и зашел в пустую квартиру, мне стало непривычно одиноко. Так же было и первый раз, когда я пришел от Никиты. С каждым разом, когда я приближаюсь к нему, у меня отключаются мозги, и ни о чем, кроме моего Никиты, думать не могу.
Но как бы там ни было, с Никитою все равно все не так. Чего-то очень важного не хватало. Когда-то у меня в прямом смысле голову срывало, когда моего возлюбленного не было рядом. Все тело ломало без его прикосновений. Я почти умер без него. Но появился Никита, и я стал забывать обо всем, когда он был рядом. Поэтому мне хотелось проводить с ним больше времени, чтобы не думать о старом. Я не мог объяснить, почему так, но мне это нравилось. Просто я даже не надеялся, что и с разбитым сердцем смогу к кому-либо что-то испытать.
Старые воспоминания проскальзывают в моей памяти, как фантом. Я крепко прижимаю трубку своего телефона. Возлюбленный на другом конце провода. И его слова о любви и вечности, которую мы проведем вдвоем…. Помотав головою, я прогнал этот навязчивый образ и снова погрузился в учебу.
Проснувшись утром, покурил и начал набирать Никитин номер. Я волновался о его состоянии, поэтому полночи не мог спокойно спать.
- Здравствуйте!
На другом конце говорила женщина, я сразу понял, что это не Лиля, а их мать.
Хорошенько подумав, я решил, что лучше попросить к трубке Лилю, а не ее брата. Мало ли, может Никита еще спит.
- Здравствуйте! Извините, пожалуйста, можно поговорить с Лилею?
- Секундочку,- ответила женщина.
В трубке послышалась тишина, а потом сонный голос сестры Никиты.
- Слушаю!
- Привет. Это я, Денис. Слушай, как там Никита?
- А, привет. Уже лучше. Хочешь поговорить?
- Нет. Не нужно, он же спит. Скажешь, что я звонил.
- Хорошо.
- Спасибо тебе! Пока.
- Пока.
Я положил трубку и мне стало немного легче. Ведь Никите было уже лучше. Через пару часов ко мне пришли Полина, Каринка с Алиною – близнецы, Денис и друг по университету Костя. Посидев час на кухне, обсуждая предстоящую тусовку, мы съели заказанную пиццу и пошли в клуб, отмечать день рождения Стаса. Народу действительно было много. Когда было немного за полночь, все стали расходиться, и только самые близкие направились толпою к Стасу. Давно не было так весело. Я говорил об этом с Каринкою, сидя на полу в гостиной. Почти все танцевали и снова и снова пили за Стаса. Еле поднявшись на ноги, я извинился перед ней и пошел искать сигареты. Хорошенько ударившись о дверь ногою я, матерясь и проклиная все на свете, залетел в кухню. Как ни странно, здесь не было никого, кроме Пико.
- Какие люди! – крикнул он, глупо улыбнувшись. – Курить будешь?
Я подошел и, взяв сигарету, залез на стол. Пико повернулся ко мне лицом и дал подкурить.
- Ты как? – спросил парень.
- Почему ты решил, что я буду с тобою разговаривать?
- Та ладно тебе. – улыбнулся Пико, пододвинувшись ближе.
Его фирменная нахальная улыбка. Не будь бы я так пьян, сразу бы понял, что ему от меня нужно.
- Ну, ты и шлюха, – рассмеялся я.
Он потушил сигарету, спрыгнул со стола и повернулся ко мне лицом, подойдя ко мне почти в упор, так что его бедра касались моих колен, а его губы были совсем рядом.
- Даже не думай! Получишь по морде, - сказал я, больно сжимая его руку, которая потянулась к моей шее.
Голова шла кругом, и я еле видел кухню. Парень быстро вырвался и прижал меня всем телом. Пико взял мое лицо в ладони и прошептал мне на ухо.
- Хорошо.
И он поцеловал меня. Я тут же среагировал и укусил его. Парень на секунду отстранился, слизывая кровь с губ. И продолжил. Пико был груб и настойчив, до боли сжимая мои запястья, а на языке чувствовался вкус его крови и металла. Я ответил на грубость, сливаясь в бешеном поцелуе. Он отпустил мои руки и запустил их под мою футболку. Взяв парня за шею, я, наконец-то, оттянул его от себя.
- Отвали от меня! Ты мне противен, – сказал сквозь зубы я.
- А кто же тебе не противен тогда?
- Тебя не касается!
- Твой бывший возлюбленный? Хочу огорчить тебя, ты ему точно противен, - огрызнулся Пико, слизывая кровь.
Стало больно дышать. Оттолкнув его от себя, я постарался вложить всю ненависть во взгляд и прошипел:
- Иди куда подальше!
- Или твой малолетка Никита? – продолжал он. – Кстати, хорошо целуется.
- О чем ты?
- Ты же его настроил против меня?
- Да. Не хочу, чтобы мой мальчик водился с дешевками.
- Твой мальчик? – расхохотался он. – Да ты даже не любишь его! Ты способен думать только о себе, потому что единственный, о ком ты постоянно думаешь, променял тебя на другого. Ему твоя любовь к чертям сдалась!
- Действительно, мне твоя любовь и ревность к чертям сдалась. Лишь бы ты мне под ногами не мешался. Спи с кем угодно, а ко мне не лезь. А Никита мой парень, и мои с ним отношения моя забота, – язвительно ответил я.
- Не видно, что тебе не все равно. Я почти каждый день выслушивал от твоего парня, что тебе на него глубоко наплевать. Ты совсем не замечаешь, что он чувствует. Тебя волнует только твоя персона. Не знаю, зачем тебе Никита, но явно по какой-то собственной причине. Только по какой? Ведь ты с ним не спишь! Тебя не заводят малолетки. Я даже больше тебе подхожу. И после всего этого, хочешь сказать, что ты лучше, чем я?
Подорвавшись со стола, я взял его за рубашку и притянул к себе:
- Следи за своим языком!
- Ты так же играешь чужими чувствами, думая лишь о себе! – продолжал орать Пико.
В ту же секунду в кухню забежала Алина и, увидев нас, сразу кинулась разнимать. Кинув на Пико гневный взгляд, я направился обратно в гостиную.
Я был зол, ведь отчасти понимал, что Пико прав. Я пользовался Никитою, ведь мне он нужен был для лечения своих ран, а его чувства я даже и не пытался понять. Я был не лучше Пико. Поэтому пообещал себе попытаться понять Никиту. Возможно, я найду что-то новое для себя. Мне было страшно завязывать серьёзные отношения, и я держал парня на расстоянии, не думая о его чувствах. Меня это устраивало, а вот что чувствует по этому поводу Никита, вовсе не знал. Наверное, ему действительно больно оттого, что я не подпускаю его к себе. Мне стало противно и мерзко от самого себя.
Празднование продолжалось, хотя на дворе уже светало. Я уснул только в начале девятого. Разбудила меня Полина, когда за окном уже был полдень. На кухне собралось шесть человек, которые оставались спать здесь. Поев и вместе прибравшись в квартире, все разошлись по домам. Было уже темно, когда я попрощался со Стасом с Альбиною и вышел на улицу. Ужасно болела голова и все тело. Поэтому, приехав домой, я решил завалиться спать.
Проснулся рано утром, от дико мучавшей меня жажды. Как назло, кофе закончилось, поэтому я выпил Полинин клубничный чай и, собравшись, направился в университет. Время тянулось медленно и ужасно хотелось спать. Подготовка к концерту в честь Дня Влюбленных шла полным ходом. В субботу намечался бал, на который я должен был пойти. Пригласил на него Каринку. Еще у Стаса я все-таки уговорил ее пойти. Хоть она и была абсолютно внешне похожа на свою сестру Алину, характер у нее был намного лучше. Мне было легче с ней общаться, впрочем, от обоих исходила радость и невероятный заряд позитива. Мне нравилась эта девушка, с ней нельзя было соскучиться. На третьей паре, я с Каринкою и все остальные участники бала, собрались в спортивном зале, чтобы начать учить танец. Полина танцевала с Денисом. Альбина стояла одна, дожидаясь своего партнера – Стаса, который так и не пришел. Но все ее быстро успокоили, говоря что, скорее всего, он просто еще не отошел от празднования дня рождения. Честно говоря, я сам отошел только после обеда. Нас мучили почти до пяти вечера. Бал обещал быть красочным и одним из самых запоминающихся организованных праздников в этом году. Попрощавшись со всеми на крылечке университета, я направился в метро. На улицу уже зажгли фонари, когда я попал домой. Вот так быстро пролетало время. Не было сил ни на что, и поэтому я сразу уснул. Разбудил меня звонок телефона. Я в темной квартире нашел телефон и сонно ответил:
- Алло!
- Привет, - сказал в телефонной трубке Никита.
- Привет. Ты как там? Как здоровье? – спросил я, направляясь в кухню за водою.
- Уже лучше. Где ты пропал? Я тебе звонил, но ты не отвечал.
- Просто у Стаса было день рождения, поэтому меня два дня дома не было.
- Нужно было хоть сказать мне, - расстроился он.
- Прости, малыш.
- Я разбудил тебя? У тебя голос странный.
- Да разбудил. Просто устал очень, поэтому после университета сразу спать завалился.
- Тогда извини…
- А ты когда уже на учебу пойдешь? – улыбнулся я.
- В среду пойду уже.
- Зайдешь после школы ко мне?
Не знаю, зачем я сказал это. Но мне вдруг захотелось его увидеть и поговорить с ним.
- А ты уже соскучился?
- Возможно.
- А я соскучился.
- Забавный ты. Ну, так ты придешь!?
- Да.
- Позвонишь мне на мобильник тогда.
- Позвоню.
- Ты хотел спросить что-то?
- Нет. Почему так подумал?
- А зачем звонил тогда?
- Я же говорил, что соскучился.
- Ясно, - лишь смог ответить я.
- Ладно, тогда до встречи…
- Пока. Спасибо, что позвонил.
- И тебе спасибо!
- За что это?
- За то, что ты есть.
- Это слишком громко сказано. Ты меня явно переоцениваешь.
- Это ты так думаешь.
- Ладно, тебе все равно не понять, о чем я говорю. Пока.
- Конечно, не понять, ты же мне совершенно ничего не рассказываешь.
- А ты, наоборот, много треплешь языком и рассказываешь обо всем, но не мне, а Пико! – разозлился я.
- Кто бы говорил!
- В каком смысле?
- В самом прямом. Если Пико говорит обо мне, то не нужно думать, что он и о тебе не говорит.
Я на секунды потерял дар речи. Неужели Пико рассказал все то, что я однажды разболтал ему.
- Денис? Денис, прости, я не должен был это говорить. Слышишь?
- Извини, я просто думаю, как будет мучительнее его убить, - ответил я, находясь еще в шоке.
- День, он ничего мне такого не говорил! Лишь то, что ты редкий придурок, - рассмеялся парень. - Что ты так разволновался? Но идея хорошая.
- Я давно его убить хотел! После того, что он вчера наговорил.
- А что он наговорил?
Мне хотелось проверить его. Пусть думает, что я верю ему.
- Что ты неплохо целуешься. Хотя знаю, что Пико соврал, ты бы так не поступил.
Он замолчал.
- День, я тогда был расстроен и сильно напился. Ну, мы и поцеловались…, – начал оправдываться Никита. Меня это действительно удивило, ведь я думал, что он соврет.
- Это очень похоже на Пико.
- Ты не злишься на меня? День, извини. Я просто придурок!
- Все в порядке. Я рад, что ты сказал правду.
- Хочешь сказать, что когда Пико тебе все сказал, ты поверил!?
- Это самый гадкий человек, которого я когда-либо знал. Он думает только про себя и говорит только то, что думает, будь это что-то хорошее или плохое. Пико не врет и умеет получать от человека то, что хочет.
- Значит, я все-таки неплохо целуюсь, - пошутил Никита.
- Кому как не мне знать об этом, - рассмеялся я.
- Конечно, я же твой!
- Ладно, мой, доброй ночи тебе.
- Да, полностью твой. Приходи ко мне во сне. Буду ждать тебя. Доброй!


Глава 9
Находя, мы, безусловно, что-то теряем.


Положив трубку, я направился в постель - спать дальше, к сожалению, уснуть мне так и не удалось.
Вторник прошел так же напряженно, как и понедельник. Только в начале шестого я попал домой, уставший и злой. Сделав заданные работы, я уснул - без какой либо мысли. Среда, конечно, прошла довольно быстро. Репетиция бала прошла хорошо, поскольку все делали успехи, и поэтому Полина собирала всех у себя попить пиво. Я решил отказаться, ведь ждал вечером Никиту.
У меня была последняя пара, когда зазвонил мой телефон. Поругавшись, декан вдобавок выставил меня за дверь. Он никогда не любил, когда его перебивали и мешали вести пару, хотя сам имел привычку бубнеть себе под нос. Мне оставалось лишь пойти домой и завтра получить очередной выговор за прогулянную пару. Звонил Никита, поэтому, оказавшись за дверью, я решил перезвонить и вычитать за ранний звонок:
- Алло, Никита?
- Привет, - весело ответил он.
- Ты нашел, когда звонить. Меня выгнали из аудитории!
- Прости, у меня закончились уроки и я решил позвонить.
- В следующий раз думай, перед тем как звонить мне, – отругал его я.
- Ладно, - немного обижено произнес мальчишка.
- Давай тогда уже через 20 минут возле выхода в метро? И пойдем сразу ко мне.
- Хорошо, – охотно согласился Никита и положил трубку.
В метро было много народу, я еле втиснулся в вагон и был безумно рад выбраться из этой толкучки на улицу. У выхода меня уже ждал он. В своей забавной шапке, стоя спиною ко мне, Никита топтался на месте. Я направился к нему.
- Привет.
Он повернулся ко мне и на его лице расплылась улыбка, прижав свои руки ко мне, он тоже поздоровался. Я взял мальчишку за руку и потянул прочь от метро, где зеваки уже начали с удивлением на нас пялиться. Дойдя в тишине до парка, мы сбавили ход, а Никита крепче сжал мою руку.
- Как день прошел? – спросил он, все еще улыбаясь.
- Вроде хорошо. Твои-то как?
- Тоже не плохо. Я сегодня сказал родителям, что останусь у друга. Поэтому сегодня ночевать буду с тобою.
- А я то, думаю, почему ты такой довольный, - рассмеялся я.
Никита частенько оставался у меня, когда жил вдвоем с сестрою. Но с приездом родителей, он совсем перестал ко мне приходить и то, что парень останется на ночь - было для меня сюрпризом, ведь я не думал, что его родители отпустят сына ночевать к незнакомому типу.
Пока мы дошли до дома, то ужасно замерзли. Я сразу заставил Никиту пойти в спальню и закутаться в одеяло, ведь он только поправился, сам же пошел на кухню делать чай. Никита уже привык вести себя в моей спальне, как дома. Раздевшись почти догола, парень сидел закутанный в одеяло и наблюдал, как я принес сначала чай, а потом и печенье. Сняв кофту, я залез на кровать. Никита распахнул одеяло, давая понять, что мое место возле него. Коварно улыбнувшись, я подвинулся ближе и обнял его теплое и худенькое тельце. Он поежился от моих холодных пальцев, но не отодвинулся. Фигура мальчишки чем-то напоминала мне женскую. Мне нравились его выпирающие бедра и худощавые ноги. В сочетании с выкрашенными пепельными волосами и огромными глазищами смотрелось эффектно. Имея такую внешность в шестнадцать лет, безусловно, можно найти кучу поклонниц, это я знал по собственному опыту, который получил в его же возрасте. Мысль о том, что он мог бы принадлежать кому-то другому вызвала дискомфорт. Я почувствовал пальцы у себя на лице, по моему телу пробежала стая мурашек. Его губы у меня на шее и тепло исходящее от него, заставляли мое сердце биться быстрее. Ему нравится изучать подушечками пальцев мое лицо и шею, при этом пристально наблюдать за их движением. Оторвав его от этой забавы, я сунул ему в руки кружку с чаем, а сам сел рядом.
- Что мы будем сегодня делать? – спросил Никита, доедая печенье.
- Можем пойти к Полине на пиво, – предложил я, вспомнив сегодняшнее предложение.
- Давай сходим. Только домой пораньше пойдем.
- Хорошо, - согласился я, вставая с постели.
Поговорив с Полиною по телефону, договорился, что через час мы будем у нее. Я уже слышал в трубке много голосов, значит, сегодня все не просто пива выпьют. Одевшись, мы добежали до метро и вскоре уже стояли около дома Полины. Входную дверь нам открыла Альбина.
- Рада вас видеть. Хорошо, что все-таки пришли.
- А что дома делать то!
- Согласна, - улыбнулась девушка.
- Сегодня все-таки будет немало народу.
- Ну, в принципе, да. Все на кухню! Там в кассу складываются.
- Я много пить не буду!
- Никто не будет много пить, - засмеялась она.
Народу было действительно много. Я очень хорошо знал, чем заканчивается такой сбор людей. Выпивки купили много. Вдобавок напился я в компании Стаса с Денисом, которые почти сразу забрали меня с собою. Разговори, шумная музыка, и алкоголь - способствовали потери счета времени. И хоть было уже за полночь, и шуметь, как бы нельзя было - всем было глубоко наплевать. Я давно потерял из виду Никиту, и наконец-то, поднявшись с дивана, направился искать его. Стас уже почти спал, опираясь о подушку, а Денис куда-то исчез. Кое-как поднявшись, я дошел до кухни, где были все остальные. Разумеется, большая часть была изрядно подвыпивши. Я начал бегать глазами по кухне и, короче говоря, нашел что искал. Никита видимо рассказывал какую-то шутку. Девушка по имени Соня, которую я часто видел в своих кругах, но редко общался, оперлась о его плечо и еле держалась на ногах. Да и сам Никита еле стоял на месте, шатаясь из стороны в сторону и махая руками. Увидев меня, он буквально сорвался с места и направился ко мне, заставив собеседницу неодобрительно проводить его взглядом.
- Денис,- протянул парень, вешаясь ко мне на шею. – Я так пьян!
- Тебе же нельзя пить.
- Кто бы говорил, – засмеялся Никита, увидев, что я тоже нетрезв.
Я затянул его в прихожую и начал целовать мальчишку в шею, запуская руки ему под кофту. Парню это не очень понравилось, потому что я был груб и настойчив. Он начал отпихиваться, но я продолжил. В итоге, Никита оставил попытки высвободится, и вцепился мне в губы. В конечном счете - оказались в ванной. Я закрыл дверь на защелку и мы, переглянувшись, рассмеялись, снова сливаясь в поцелуе. Не отрываясь от его губ, я подсадил мальчишку на стиральную машинку, и он крепко сжал коленями мои бедра. Мы оторвались друг от друга буквально на пару секунд, чтобы снять футболки. Его пальцы, как всегда, на моем лице, а я очерчиваю линию его позвоночника. Едва касаясь его бедер, я ставлю засосы на шее, покусывая кожу, до которой мог дотянуться. Крепче прижимаясь, мальчишка каждый раз содрогается, когда мои зубы вонзаются в нежную кожу. Я чувствую напряжение парня, и как по собственному телу расплывается приятное тепло.
- Расслабься, - шепчу ему я.
Алкоголь кружит голову и ванная словно пляшет. Когда его язык коснулся моего уха, внизу живота больно заныло. Стянув мальчишку с машинки, я немного грубовато притиснул парня к двери и он недовольно зашипел.
- Прости, - шептал я, спускаясь вместе с ним по двери на пол.
Оказавшись подо мною, он начал настойчивее целовать меня, сминая кожу на моих бедрах. Почувствовал, как Никита начал возбуждаться, когда я начал двигаться немного вперед, то назад. Немного приподнявшись, я улыбнулся и поцеловал его пухлые от укусов губы. Пальцы скользнули по животу и начали расстегивать джинсы парня. Никита простонал и откинул голову назад, когда я начал его ласкать, уверенно двигая ладонью. Его глаза закрылись, и он крепко обнял меня за шею. Тяжелое дыхание у меня около уха и тихие стоны заставляли закипать мою кровь. Он кончил довольно быстро, не дав мне даже добраться до своей ширинки. Следовательно, никакого удовольствия я не получил. Мое тело и алкоголь ясно давали знать, что сейчас мне нужно, но здравый смысл привел все в норму, словно зная, что не время и не место для подобных забав. Кроме того, на утро я бы не был счастлив – узнав, что все произошло на пьяную голову. Облизав пальцы, я начал нежно целовать засосы на шее, которые оставил.
- Мне было хорошо, - прошептал он.
Меня это насмешило. Никита обижено опустил глаза и покраснел. Чтобы загладить свою вину, я взял его за подбородок и поцеловал, а потом с улыбкой прошептал:
- Одевайся, кретин. А то нас тут застукают.
Еще раз чмокнув его, я слез с парня и сунул ему салфетки и футболку. Одевшись, взял его за руку и, посмотрев на него, спросил:
- Ты в порядке?
- Да, все в порядке, - ответил Никита и встав на цыпочки поцеловал меня.
Выйдя с ванной, мы сразу наткнулись на Полину. Девушка смотрела на нас, мол, что мы там забыли?!
- Оу, - протянула она, заметив засосы на шее у Никиты.
- Что? - спросила я улыбаясь.
- Извини, - помотала она головою, отрывая взгляд от Никиты и обращаясь ко мне. – Моя соседка вызвала полицию и нужно всем бегом отсюда сваливать.
- Что, реально вызвала? – удивленно спросил я.
- Видишь ли, уже начало второго, а у нас шумно. Вот она и вызвала их. Бегом давайте. Уже почти все ушли. У меня остаются только близняшки и Альбина, – поторопила она нас, выталкивая в прихожую. Закутавшись, мы выбежали на улицу и направились в сторону дома. Никита почти ничего не говорил, крепко сжимая мою руку и иногда шевеля пальцами.
- Наконец-то, мы дома! – радостно протянул я, вваливаясь домой и включая свет в прихожей. За мной зашел Никита и, закрыв дверь, начал разуваться, но это плохо у него получалось из-за того, что он был пьян, в итоге мальчишка плюхнулся на пол. Я громко рассмеялся над его неуклюжестью. В спальне, понимаете, справится с футболкою, у него тоже не получилось. Немного посмеявшись и поиздевавшись над ним, я все-таки решил ему помочь. Сняв и джинсы, паренек подошел к огромному зеркалу и провел пальцами по синякам на шее.
- И как я буду это объяснять учителям и родителям? – спросил он, смотря на свое отражение.
Я подошел и обнял сзади, положив руки ему на живот, а голову на плечо. Мальчишка вздохнул и, улыбнувшись, закрыл глаза, положив свои руки на мои, и сжав их пальцами.
- Можешь сказать, что это я виноват!
- Интересно будет посмотреть на лица моих учителей, когда я скажу, что засосы мне мало того, что парень оставил, так еще и на два года старше меня.
Я рассмеялся и поцеловал его в плечо, на что он сильнее сжал мои пальцы.
- День!
- Что?
- Я давно хотел тебе сказать, - начал парень, прижимая меня ближе к себе. – Когда ты появился в моей жизни, все абсолютно поменялось. Я ни к кому ничего подобного не чувствовал. Больше всего я боюсь, что ты бросишь меня! – он задрожал и даже в темноте я увидел гримасу боли на его лице. Никита поежился и стал чаще дышать. - Теперь ты мой смысл жизни! Но что ты ко мне чувствуешь?
- Никит, - прошептал я, целуя его шею. У меня все перевернулось внутри. Обнимая белобрысого, находясь так близко и вдыхая запах его волос, я ни о чем другом думать не мог. Только больно сжималось сердце оттого, что не мог ответить взаимностью. Что не мог разобраться в себе и понять, что же на самом деле чувствую к этому парню. Хотело убежать! Уйти и больше не приходить…. Если ты кого-то очень сильно любишь и не можешь забыть, чужие чувства меркнут и не оставляют следов.
- Ответь мне, - просит Никита, еще крепче прижимаясь.
- Ты мой смысл жить! Я действительно благодарен за то, что ты появился в моей жизни, - честно ответил я.
- Ты мне расскажешь, что с тобою случилось?
- В смысле? - начал строить дурака я.
- Я помню тебя, когда впервые увидел. С тобою явно было не все в порядке, – сказал он, опуская голову.
- Но сейчас все хорошо. Сам видишь. Что ты на меня позитивно влияешь! – я постарался улыбнуться, и хотел уже отойти от него, что бы поставить точку в этом вопросе, но Никита крепко сжимал мои руки, прижимая их к своим бедрам.
- Поцелуй меня! – попросил он, отпуская мои руки.
Взяв его лицо в руки, я начал исполнять его просьбу. Мы стояли так минут пять, наслаждаясь неспешными поцелуями. Я почувствовал, что мои губы стали солеными, потому что Никита начал плакать. Испугавшись, я отстранился от него и, серьезно посмотрев на мальчишку, спросил:
- Твою мать, ты что плачешь?
- Прости! Прости! Это ничего, я просто счастлив, – улыбнулся он, вытирая рукою слезы.
Взяв его за руку, я потянул мальчишку в кровать. Сняв джинсы, я укрылся и укрыл Никиту, который сразу же крепко ко мне прижался. И снова я провалился в сон, наслаждаясь запахом его волос.


Я проснулся первым и сразу пошел ставить чайник, что бы приготовить кофе. Чувствовал себя, прямо скажем, отвратительно. Болела голова, кроме того, присутствовала усталость, словно я пробежал километров пять. Следовательно, день пройдет в сплошном тумане из-за того, что в очередной раз не выспался и вчерашней дозы алкоголя. Как только я приготовил кофе, в кухню зашел Никита в моей рубашке, которую всегда таскала у меня Полина, если оставалась ночевать. Сейчас он еще больше напоминал мне девушку в рубашке, которая была на него великовата и босиком.
- Доброе утро! – сказал Никита, подходя и целуя меня в щеку. Это мне все-таки немного удивило. Потом той же сонной походкой он направился за стол и, усевшись на мягком уголке, положил руки на стол и уронил на них голову. Улыбнувшись, я поставил перед ним кофе, и парень, медленно подняв голову, подтянул ближе к себе напиток.
- Как спалось? – спросил я.
- Спалось сладко, как всегда вместе с тобою. А вот голова болит ужасно.
- Меньше пить нужно было!
- Тебе тоже! – сказал он, указав на меня пальцем.
Я рассмеялся. Никита обижено отвернулся, надув губы, и я заметил синяки на его шее. Поставив кофе, я подошел ближе и, наклонившись к нему, принялся расстегивать первую пуговицу на рубашке. Он явно не понял, что я пытаюсь сделать и ударил меня по руке.
- Что ты делаешь?- недовольно спросил Никита.
- Глупый, хочу посмотреть, что я вчера натворил!
Никита успокоился и я снова принялся расстегивать пуговицу. Едва ли касаясь пальцами синяков, мне было очевидно, что они не сойдут еще дня три точно. Собственно говоря, я лишь успел заметить коварную улыбку Никиты, как тот крепко обнял меня за шею и потянул на себя.
- Опасно так близко стоять возле меня! – рассмеялся Никита.
Но он не рассчитал силы и шлепнулся под стол, потянув меня туда же. И мы вдвоем кубарем полетели с диванчика под стол. Я больно ударился головою и точно отбил себе бок и одну руку. Громко матерясь, пытался выбраться из под Никиты, а он громко смеялся. В итоге я сдался и начал бить парня локтем в ребра.
- Никита, ты вообще нормальный? – орал я, пытаясь его скинуть. Но мы были под столом и выбраться было довольно тяжело. Почувствовал, как Никита запускает свои пальчики под мою футболку, я сделал тоже, прижимая его к себе. Бросив попытки выбраться из-под стола, мы слились в поцелуе. Наши попытки снять друг с друга одежду, были явно безуспешным. Он доминировал, сидя на мне сверху, прижимая всем телом меня к полу. Чтобы изменить ситуацию, я укусил его за плечо. Никита отдернулся от меня и с разгону ударился головою о стол. Матерясь, парень все-таки слез с меня и вылез из-под стола, дав мне свободу. Поднявшись, я расхохотался, увидев его скорченную гримасу, когда мальчишка потирал макушку:
- Так тебе и нужно!
- Это ты виноват!
- Нет, ты! Не нужно было нападать без предупреждения, я тебе не твое домашнее животное, которое можно тискать, когда тебе угодно! – серьезно ответил я.
Никита обиделся и ничего не говорил, пока пил кофе. Я принялся греть завтрак, даже не думая извиняться.
- Ладно тебе, не злись, – обижено сказал Никита после 15 минут молчания. – Я больше так не буду.
- Вот и отлично! В следующий раз накажу, – улыбнулся я.
Никита тоже улыбнулся и все обиды между нами сразу исчезли.

* * *
Я задыхался в утренней толкучке, и чуть не пропустил свою остановку в метро. Выйдя с остановки, вдобавок увидел, что пошел снег. Словом, странно это было для середины февраля. На первую пару я опоздал на десять минут, но мне повезло, потому что в отличие от меня, декан был в хорошем настроении. Сразу поймал взгляд Полины, по всей вероятности, осуждающий. Я удивленно поднял бровь, наблюдая за девушкой, которая сидела рядом с Альбиной. Плюхнувшись на свободное место, я медленно достал тетрадки. Ничего писать, разумеется, у меня не вышло. Монотонный бубнеж декана действовал, приблизительно, как колыбельная. И звонок, который давал знак об окончании пары, был для меня как подарок.
- Что, голова болит? – рассмеялась Альбина, садясь рядом.
- Лучше не спрашивай, – ответил я, не отрывая голову от парты.
- Тебе нужно пойти кофе еще выпить! – посоветовала она.
Я поднялся со стула и мы – молча, направились в столовую. Выпив его, я почувствовал себя немного лучше. Весь день Полина то ли молчала, то ли пропадала с Денисом. Я этому не удивился. В последнее время мы стали отдаляться. От этого было немного обидно. По крайней мере, два моих друга отдалялись все дальше. И я чувствовал, что теряю их обоих.
Репетиция для меня прошла немного лучше, так как к полудню мне стало намного легче. Поэтому организатор, похвалив всех участников, отпустил нас по домам. Полина молча увязалась со мною, потому что Денис остался в университете, а с Альбиной мы распрощались на крылечке и она убежала в противоположную сторону, к Стасу. Зайдя в метро, Полина, наконец-то, сказала первую фразу за весь день:
- Слушай, может зайдем в кафе в парке? Кофе выпьем?
- Ладно, хорошо, – согласился я, между тем понимая, что у нее есть ко мне разговор.
Мы шли не спеша. Снег скрипел под ногами, а я думал о предстоящей поездке к родителям. С наступлением этого дня я стал еще больше волноваться. Все-таки, возвращаться к родителям мне совсем не хотелось, даже если была уважительная причина, да и не виделись довольно долго. Наконец-то, войдя в кафе, я снял куртку и шапку и уселся за столик в дальнем углу. Полина села напротив меня. Заказав кофе себе и чай с клубникой Полине, я стал ждать. Как и ожидалось, первой начала она:
- Ну, ты как?
- Глупый вопрос, – рассмеялся я.
- Совсем нет! Разве плохо, что я интересуюсь, как ты?
- Вроде ты сама не знаешь. – серьезно ответил я.
- Нет, не знаю.
- Ну, у меня все хорошо. А у тебя?
- Это глупо. Соглашусь, – рассмеялась девушка и тут же стала серьезной. – Я бы хотела с тобою поговорить!
- Валяй, - равнодушно ответил я. Но мне стало не по себе. По крайней мере, говорить откровенно я с ней не хотел. Девушка, несомненно, начнет спрашивать - как у меня обстоят дела с Никитою, чтобы я его ценил и прочая ерунда, которую она так любит.
- Я хотела спросить, у тебя с Никитою все серьезно?
- В смысле?
- Ну, я видела вчера. Вы…ем...ну…вы в ванной…
- Стоп! – перебил ее я. – К чему это?
- Вы спали? – прямо спросила она.
Я поперхнулся кофе. Честно говоря, Полина никогда мне такие вопросы не задавала. Меня это, разумеется, разозлило и насторожило:
- С каких это пор, тебя интересует моя сексуальная жизнь?
- Извини меня конечно, но Никита тебе не пара.
- ЧТО?!
От удивления у меня чуть челюсть не отвалилась.
- Мне кажется, раньше ты была другого мнения.
- Это было раньше! То, что ты делаешь – неправильно. Тебя когда-нибудь посадят за совращение малолетних. У него раньше была девушка, и он бросил ее из-за тебя! Ему всего шестнадцать, - прошипела девушка. - Он еще может быть нормальн…
Она замолчала на полуслове, но было поздно.
- Я все понял! – подымаясь со стула, ответил я.
- Нет, День, я не то имела в виду! – сказала Полина, тоже поднимаясь.
- Я уже понял, какого ты обо мне мнения, – спокойно ответил я, застегивая курточку.
- Денис…- завопила она, хватая меня за руку.
- Если тебя это так интересует, то я с ним не спал.
- Денис! – снова повторила Полина.
- Я тебя больше не знаю! – кинул я.
Развернувшись, я направился прочь из кафе, где все уже смотрели на наше представление. Было жутко больно, оттого, что я потерял такого хорошего человека. Простите, но мне так надоело терять любимых мне людей.
Время научило, что находя что-то нам приходиться с чем-то расстаться. Влюбившись, потеряешь друзей, а в худшем случае здравый рассудок. Нельзя разорваться между друзьями и любимым человеком. Что-то нужно принести в жертву. Но моя жертва, слишком велика и от этого, безусловно, больно...


Глава 10
Глупые привычки


Что за глупая привычка напиваться, как только становится хреново?
Согласен, ужасная привычка! Телефон не умолкал, поэтому я его выключил сразу по приходу домой. Не было желания с кем-либо говорить, причем даже на банальное «Привет» отвечать не хотелось. Было состояние некой отчужденности, словно я находился по другую сторону человечества. Видимо, это все из-за слов Полины, которые не давали мне покоя. А поступаю ли я правильно? Чем я отличаюсь от других, по ее словам «нормальных» людей? Та же плоть, та же кровь, те же чувства и переживания. Я никогда не считал, что на мою судьбу выпало слишком много бед, как делало большинство, да и не жаловался, впрочем, ни на что. В общей сложности, сейчас я чувствовал себя разбито, не каждый же день предают родные твоему сердцу люди. Так и уснул, думая, что все-таки являюсь самым большим говном на планете.
Утро наступило на удивление быстро. Добравшись до института только ко второй паре, я уселся подальше от Полины с Альбиною. Заметили они меня лишь тогда, когда прозвенел звонок, давая знак о начале пары. Следовательно, подойти - возможности они не имели, потому что уже зашел декан и начался полуторачасовой монотонный бубнеж. Я вспомнил, что сегодня пятница и завтра у нас бал. После бала будет тусовка, с огромным количеством выпивки и знакомых, которых «ужасно» хотелось видеть! Воскресение - День Влюбленных, а дословно, День Бреда и разврата. Скорее всего, я буду высыпаться перед поездкой к родителям. Ведь мне нужно иметь пристойный вид перед родителями. В частности, мне было глубоко наплевать, что они подумают об своем непутевом (по их словам) ребенке, но расстраивать маму перед ее годовщиной не хотелось. Дождавшись конца пары, я быстро собрал вещи и удрал, пока Полина собирала сумку.
На вторую пару я не пошел. Сидел в столовой и говорил со своими знакомыми и парочкой первокурсниц, которые упорно строили мне глазки. Встретив Карину, мы направились на репетицию. Сегодня тут собрались все, кто имел хоть какое-то отношение к предстоящему действию. Даже поговорить толком никто не мог и выпустили нас только тогда, когда за окном потемнело. Уставший и злой я попрощался со всеми и направился в сторону метро в компании Карины, Стаса и Альбины. Полина же вместе с Денисом куда-то запропастились сразу после конца репетиции. Хотя, собственно говоря, я думал, девушка увяжется за мной. К счастью, этого не случилось. По дороге домой все заскочили в кафе в парке и, посидев до полуночи, разошлись. На домашний телефон явно кто-то звонил, ведь он показывал четыре записанных сообщения. Но прослушивать их и тем более отвечать, не было ни желания, ни времени. Теплый душ немного расслабил после тяжелого дня, и поэтому уснул я быстро и с удовольствием.

***
Бал был очень яркий, но музыка была просто отвратительная. Веселье после него было намного лучше во всех аспектах. Громкая музыка, выпивка, веселые разговоры танцующие и пьяные девушки, море сигарет и всякого курева. Уже было почти утро и я, вместе с Полиною, Денисом и Альбиною со Стасом, шли домой. Все шагали молча, потому что устали и сильно выпили. В ушах по-прежнему гремел какой-то знакомый мотив, не отпуская из одурманенного алкоголем состояния. Альбина что – то напевала себе под нос, и Денис похихикивал над ней. За вечер мы с Полиною будто помирились. Точнее, я простил ее, ведь она бы точно не отстала, особенно после такого количества выпитого. Но мое «прости» означало лишь то, что я буду общаться с ней как со старой знакомой, а далеко не так, как раньше. Я потерял ее, да и друга своего Дениса тоже. Было обидно, но обрывать старые и ненужные контакты я привык.. Завалившись домой, сразу уснул без задних ног, разбросав одежду по всей квартире. В конечном счете, к обеду я еле поднялся с постели.
Абсолютно все болело и, взглянув на себя в зеркало, я понял: удивить родителей своим внешним видом мне все-таки удастся. Это меня совершенно не устраивало. Мама сразу начнет волноваться, увидев меня с таким лицом и такими синяками под глазами. Ужасная картина. Полураздетый, стою и смотрю на свое немного опухшее и заспанное лицо в отражении. Мне определенно нужно завязывать с выпивкой и сигаретами. Но был бы стимул…
Наконец, добравшись до ванной, я кое-как привел себя в порядок и пришел на кухню. Пока жарилась яичница, я покурил и стал не спеша жевать приготовленное. И как только кусок оказался во рту, зазвонил телефон, разрывая тишину в квартире. Громко выругавшись, ибо звук меня напугал, я поднялся и все-таки взял трубку.
- Привет, – услышал я на другом конце голос Никиты.
- Привет.
- Ты как там себя чувствуешь?
- Не очень.
- Я так и понял. Тебя вчера весь день дома не было. Пил?
- Да, не было, у меня же бал был! Забыл? А пил ли я, это не твое дело, - спокойно и уверенно.
- Значит, пил, – тяжело вздохнул Никита.
- Это проблема? – удивился я.
- Да! День, прекращай.
- Ты мне кто такой, чтобы говорить, что мне делать? И кто тебе вообще сказал, что я вчера пил? Ничего подобного, и нечего наезжать на меня! – разозлился я. Хотя знал – он прав. Действительно, нужно прекращать пить. Но я решил успокоить мальчишку и соврать.
- Я твой парень! Имею право хотя бы знать, где ты! Нечего мне врать. Ты вчера пил. Мне Полина сказала.
- Полина? – переспросил я, чувствуя, как закипает кровь от злости. - Отлично! Если ты считаешь, что, будучи моем парнем, можешь совать нос в мои дела и указывать, что мне делать - ты глубоко ошибаешься! Может, Полина действительно права была.
- Чтоооо? – прошипел он. – Ты о чем говоришь сейчас?!
- Нам лучше расстаться! – выпалил я. В голове крутились слова Полины, сказанные ею тогда в кафе. Всю обиду и злость я сейчас выплескивал на него. Если хочет, чтобы я его бросил, отлично - так и сделаю. И будь что будет!
- Что? – переспросил Никита. – Нет, нет! Не лучше! Нет…так не будет лучше! Денис! – протараторил он. – Это Полина сказала тебе такое? – почти заорал на другом конце парень.
- Никита…
- Нет, Денис! Нет! Так нельзя!
- Ну и что?
- Сегодня же День Влюбленных!
- Никита, проснись! Мы не влюбленные! Нас вообще не должно быть. Что за глупости и детский лепет? Повзрослей! Найди себе девушку и забудь про меня. Все, я не хочу об этом говорить…
На другом конце послышались гудки.
- Урод! Трубку бросил! – в голос выругался я.
Я матерился на всю квартиру, пытаясь хоть немного остыть. Я был безумно злой.
Ненавижу, когда вмешиваются в мою личную жизнь и пытаются что-то изменить и сделать на свой лад. Если они будут от этого счастливее то, пожалуйста, все, что угодно и все равно, что со мною станет.
Полина. Я начал набирать номер дрожащими от злости пальцами.
- Да? – послышался ее голос.
- Полина?
- Да! Денис? – удивилась она.
- Какого черта ты Никите сказала, что я вчера пил?
- А что тут такого? – удивилась девушка, услышав мой тон.
- Я тебе вопрос задал? – заорал в трубку я.
- Ты чего орешь на меня? Что, все дело только в этом?
- Нет! Просто хватит лезть в мою жизнь. Хватит! Я с Никитою расстался. Довольна? Ты же этого хотела?
- Что? Как? Как это расстался? День, ты что? Я в твою жизнь не лезу, а хочу как лучше.
- Отлично. Хочешь как лучше? Не мешай! Не лезь, сделай вид, что меня нет. Я сам решу свои проблемы. Что ты вообще со мною общаешься, я же ненормальный! Сама сказала, дескать, ты меня за нормального не считаешь!
- Это хоть тут причем? Денис, успокойся! Давай поговорим нормально.
- Нет, не нужно! Спасибо. Я уже поговорил с тобою нормально, тогда в кафе.
- Ты мне это что ли теперь вечно будешь вспоминать? Я виновата, но сколько можно?
- Мне все равно…. Забудь меня и все, что со мною связано!
- Деня, твою мать!
- Окей. Мы просто знакомые. Довольна? Пока.
Я отключился, не дав ей ничего сказать. Полина перезвонила сразу. Трубку я не брал и направился в спальню. Через час я смог нормально думать, а не просто тупо злиться. Пожалел, что так обошелся с Никитой. Он не заслужил такого отношения к себе.
Мне хотелось кричать и рвать волосы на себе от обиды. Я долго сидел и смотрел на телефон, не решаясь подойти. За окном было уже темно, и пошел снег. Снежинки медленно кружили, плясали в своем, непонятном танце, завораживая им взгляды сотен и миллионов людей. Я сидел уже пару часов на полу в спальне и просто смотрел в окно, думая над ссорою с Никитою и Полиною. В моей голове было столько же вопросов, сколько и снежинок за окном. Почему белобрысый не звонит? Никита же всегда перезванивал! Наверное, я сильно его обидел. Я стал ненавидеть себя за такой поступок. Проклинать тот день, когда я встретил мальчишку. Лучше бы он меня не знал, ему бы легче было. Медленно поднявшись с пола - взял в руки телефон. Почему-то мне казалось, что Никита просто не возьмет трубку. Я хотел помириться, попросить извинения.
- Алло, - тихо ответил Никита. Я едва ли слышал его тихий шепот. Боялся, что он бросит трубку, поэтому четко и ясно сказал:
- Я приеду сейчас! Я хочу извиниться!
- Зачем?
- Пожалуйста!
- Как хочешь, – равнодушно ответил парень.
Гудки…. Я сразу сорвался и начал собираться. Взял с тумбочки в прихожей запасные ключи и вылетел с дому. Дорога к Никите занимала около часа. Все время я нервничал и волновался. Хотелось попросить у него извинения. Захотелось, чтобы он улыбнулся. Мне было действительно стыдно за свои слова. Знал, что это не правда. Мне бы не хотелось его бросать, не хотелось причинять ему боль. Любая мысль, что мальчишку может лапать какая-то другая девушка или парень, вызывала приступ ревности. Врать себе, что я могу его просто так отпустить, было преступлением против себя. Я окончательно запутался, о чем я все-таки беспокоюсь больше. О Никите, или это только прикрытие, чтобы утолить какие-то свои моральные потребности, которые заключались в мальчишке? Ведь, без него меня ждет одиночество и отчаянья, от которого я пытался бежать, сделать что угодно, лишь бы не оставаться в одиночестве, которое тянуло своими мерзкими лапами к себе. Прижимало к груди и заставляло сходить с ума от боли. На душе было гадко и противно от самого себя! Ненавижу!
С такой мыслью я вышел на нужной станции метро и направился в сторону дома, где жил Никита. Я сел на детской площадке и стал набирать его номер, но остановился, увидев, как ко мне направлялась Лили.
- Привет, - прошептала она.
- Привет. Ты откуда?
- С парнем гуляла.
- Понятно…
- Ты Никиту ждешь?
- Да. Ты не могла бы его позвать?
- Он не выйдет, – грустно ответила она.
- Почему же?
- Он злится на тебя.
- Я знаю. Я просто кретин! Лиль, пожалуйста, позови его сюда.
- Вы поссорились сильно?
- Да, – грустно ответил я, опустив голову.
- День.
- Что?
- Лучше бы ты шел домой и оставил моего брата в покое!
- Позови Никиту, пожалуйста, – повторил я, игнорируя ее слова.
- Ладно, я сейчас, – ответила девчонка и скрылась в подъезде.
Я сидел, и минуты казались мне вечностью. Шел снег. Он медленно кружился, засыпая меня белым ледяным пухом. Я опустил голову, уронив ее в ладони. Услышав, как скрипит снег под ногами, я соскочил с качели и увидел перед собою Никиту с красным зонтом в руках. Просто неимоверная картина была у меня перед глазами. Белоснежный снег, как его волосы, падал на красный зонт, под которым мальчишка прятался. У меня пропал дар речи. Мальчишка был красив. Действительно красивый, как в первый день нашего знакомства. Нет, простите, немного не такой… Он был взрослее! Взгляд был грустным и направленным на меня. Я молча стоял и смотрел, как мальчишка смотрит на меня своими огромными безумно красивыми глазищами. Никита первым отвел взгляд, опустив лицо. Это привело меня в чувство, и я произнес:
- Малыш, прости меня! Я просто идиот! Прости меня!
- Все в порядке. Я сделаю, как ты сказал, найду себе девушку, - прошептал он, пряча нос в шарфу. В его голосе было столько горечи, что мне показалось, что парень плачет, и поэтому я аккуратно взял мальчишку за подбородок и заглянул в лицо. Действительно, огромные слезы катились по лицу Никиты, срываясь с ресниц. В груди что-то больно сжалось при виде слез.
- Нет!
Я сжал его плечи и обнял. Он стоял и не двигался, по-прежнему сжимая в руках зонтик.
- Никита ты мне нужен. Прости, что вспылил. Прости, ради Бога!
- Денис, – прошептал он, поднимая на меня свои глазища.
- Я буду ревновать, если тебя будет лапать какая-то девушка, – улыбнулся я.
- День, ты меня не бросишь?
- Нет, глупый! Не брошу!
Я снова обнял его, прижимая к себе.
- Как я могу тебе поверить? Ты же и раньше обещал! – обижено ответил Никита.
- Я хочу сделать тебе подарок! – проигнорировал его я.
- Какой?
Я полез в карман и нашел запасные ключи от квартиры. Идея появилась еще дома. Мне хотелось, чтобы он знал - я доверяю ему. Думаю, мальчик это оценит. Подарить ему ключи - означало окончательно пустить его в свою жизнь и не оставить места для одиночества. Оно всегда будет со мною лишь в глубине души. И как бы я не хотел от него избавиться, все было напрасно. Поэтому избавиться от одиночества хотя бы в квартире, было одним из шагов, чтобы когда-нибудь окончательно закрыть дверь прошлому. Я точно знал, что хочу дарить улыбку этому мальчишке. Хотел, чтобы пустота заполнилась именно им. Взяв его руку, я положил ему в ладошку ключи.
- Что это? – спросил он, сжимая их в руке.
- Это ключи от моей квартиры! Пока я буду в отъезде, ты можешь в любой момент прийти туда. И даже если я приеду, ты сможешь приходить, когда захочешь.
- Да?
На его лице сияла улыбка, а в глазах - удивление. Он смотрел на ключи, как на спасательную лодку. Я улыбнулся, ведь именно такой реакции и ожидал.
- Да!
- Обещай, что не прогонишь?
- Обещаю!
- А если я жить к тебе переберусь? Ты не будешь против?
- А ты хочешь? – удивился я такому заявлению. Жить с ним в одной квартире я не готов, но все же, если он того желает, пусть так и будет.
- Возможно, когда-нибудь, я переберусь к тебе насовсем.
- Хорошо. Я не буду против.
Никита улыбнулся и, кинув зонтик в сторону, кинулся мне на шею.
- Тихо. Задушишь! – завопил я.
- Прости, – хихикнул мальчишка, и взял в свои ладони мое лицо. Его руки были теплыми и приятными. От прикосновений я закрыл глаза и крепче обнял парня за талию, а от прикосновений его губ по телу побежали мурашки. Пару минут мы стояли, наслаждаясь неспешными поцелуями. Наконец, Никита отстранился от меня и серьезно посмотрев, спросил:
- Можно, я попрошу тебя об одном одолжении?
- Смотря что это будет, – насторожился я.
Никита нежно поцеловал мои губы и прошептал, находясь всего в нескольких миллиметрах от моего лица:
- Прошууу…
- Хорошо, – с опаской ответил я.
- Когда ты приедешь, у меня будет одна просьба. Пообещай, что исполнишь ее, какая бы она не была.
- Это так важно? – удивился я такому раскладу.
- Очень…
- Хорошо, обещаю… – тяжело вздохнул я.
- Спасибо, – улыбнулся Никита и снова начал меня целовать.
- День, - прошептал тот, отрываясь от моих губ.
- Что такое?
Никита уткнулся носом мне в плечо, наверное, в этот момент он покраснел. Обняв меня за шею, мальчишка совсем тихо прошептал мне не ухо:
- Денис, я люблю тебя!
В груди все перевернулось. Я быстро заморгал, пытаясь быстрее понять, что он сейчас сказал.
- Что? – ошеломленно спросил я, отодвигаясь и заглядывая ему в лицо, чтобы понять, не шутит ли парень.
- Прости. Можешь ничего не говорить! День, – затараторил Никита, и снова крепко обняв меня, повторил:
- Я люблю тебя!
Я не знал, что делать и что говорить, меня словно парализовало. Мальчишка крепко прижимался и дышал мне на ухо. Я взял в ладони лицо парня и начал свою несвязную речь:
- Никита, малыш…
- Тише, – перебил меня он, прикладывая палец к моим губам. – Поцелуй меня!
Мне осталось только послушно выполнить его просьбу, ведь, к сожалению, ответить я ничего не мог.
Приехал домой я поздно, разбитый и уставший. Мы еще минут двадцать молча стояли и целовались. Больше слова нам не понадобились.
Дорога домой заняла больше часа. В голове роились самые разные мысли. Было гадко и противно на душе. Я снова сам себя ненавидел, что ввязался в эту историю. Чувствовал себя последним эгоистом и подонком. Я не чувствовал того же к Никите. Это не любовь! Я знаю, что такое любовь. К сожалению, мое сердце уже подарено другому человеку. Парню, которому я был совсем не нужен. Мне было известно как больно, когда знаешь, что тебя не любят ответно. Когда грызут сомнения и спать не возможно. Хочется всегда находиться рядом с возлюбленным человеком и обнимать его крепче. Не отпускать, иначе составляется чувство, что он уйдет и больше не придет. Как разрывается сердце на части, когда тебя целуют. Тебе кажется, что ты счастлив, но на самом деле от сомнений и ревности тебя разрывает изнутри. Боль от потери любимого человека не описать словами, это нужно чувствовать. Хотя я никому такого бы не пожелал. Когда лежишь и понимаешь, что с его уходом ушло абсолютно все. А время не лечит….
Неужели Никита чувствует тоже? Тогда это все объясняет. То, что он прощает мне все эти гадости и так привязан ко мне. Неужели, тогда мой возлюбленный чувствовал тоже, что и я к Никите? Это же не любовь! Если бы я знал наверняка…. Если бы я только мог вернуть все назад!

Вопрос: Понравилось?^^
1. Да 
19  (86.36%)
2. Нет 
3  (13.64%)
Всего: 22

@темы: NC-17, Romance, В процессе, Драма, Макси, Психологический рассказ, Слэш